Проект кафедры истории медицины Московского государственного медико-стоматологического университета им. А.И. Евдокимова
 

Травматология и ортопедия

Введение

Травматология как своеобразная «система» навыков является одной из древнейших отраслей человеческого знания. «Травма» в переводе с грече грече­ского означает повреждение, ранение, нарушение анатомической целостно­сти.

Археологические находки, обнаруженные во многих регионах мира, убеждают в том, что лечением повреждений люди вынужденно стали заниматься со времен глубокой древности. Существует немало свиде­тельств того, что травмы, получаемые нашими далекими предками во время охоты, иной трудовой деятельности или в период многочислен­ных войн, были одним из генераторов появления и развития народной, а затем  и  научной медицины.

В средние века в большинстве стран Европы хирургия долгое время была отлучена от медицины и ею занимались хирурги-ремесленники или народные целители-костоправы. Со временем (XVI-XVII вв.) хи­рургия вернулась в медицину и стала бурно развиваться. Изначально хи­рургия повреждений была составной частью обшей хирургии, надолго став «альфой и омегой» этой отрасли медицины (В. Л. Оппель). Но уже именно тогда в недрах общей хирургии возникло и набрало силу второе направление хирургии опорно-двигательного аппарата — ортопедия.

Термин «ортопедия» впервые был предложен  в 1741 г. деканом ме­дицинского факультета Сорбонны (Париж) Н. Андри (Nicolas Andry), который издал книгу «Ортопедия, или искусство предупреждать и исп­равлять у детей деформации тела средствами, доступными отцам и ма­терям и всем тем лицам, которым приходится воспитывать детей. Термин «ортопедия» происходит от греческих слов «orthos» (прямой) и «pais» (дитя).

Рисунок выпрямляемого де­рева из книги Андри, ставший эмбле­мой ортопедии.

В развитии ортопедии, травматологии  и  протезирования можно выделить несколько этапов.

Зарождение травматологии и ортопедии

Важное значение для истории медицины имеют новые данные палеопатологи и — науки о болезненных изменениях в организме людей, обитавших на Земле в эпоху первобытно-общинного строя.

Следы заболеваний и травм обнаружены у человека на всем пути его становления от питекантропа до неандертальца. Иссле­дования археологов позволяют сказать с достаточной долей уве­ренности, что еще в эпоху палеолита, более 100 тыс. лет назад, неандертальцы оказывали помощь при травмах.

При изучении костных останков неандертальцев обнаружены следы прижизненного заживления различных повреждений: пра­вильно сросшиеся переломы ключицы, лучевой и локтевой костей, лопатки и др.

В Аюр-Ведах - «Книгах жизни», дошедших до наших дней, го­ворится, что древнеиндийские врачи несколько тысяч лет назад производили ампутацию конечностей, пластические операции для возмещения дефектов носа, ушей и губ («индийский способ»). При лечении переломов применялись вправления с вытяжением и противовытяжением, неподвижные повязки, шины из бамбука.

В   Китае  хирургическими   методами лечили   раны,   переломы, вывихи. Здесь были изготовлены шины, разработаны протезы для ампутированных конечностей. Обезболивание производилось вы тяжкой мандрагоры, опия, гашиша, сока конопли и т. д.

В  Месопотамии     хирургия также   находилась   на   относи­тельно высоком уровне развития.

Высокого развития достигла хирургия    в    Древнем    Египте. В  папирусе,  автором  которого, по преданию, был обожествлен­ный    врач    Имхотек     (папирус Смита),   относящемся   к   эпохе среднего царства, т. е. написан­ном за 2000 лет до н. э., дано описание    ряда    хирургических операций,   а   также   48    видов травм.

Еще более высокого уровня развития хирургия достигла и Древней Греции. Древнегрече­ские врачи занимались в основ­ном той областью хирургии, которая сегодня включает в себя травматологию и десмургию — учение о повязках.

В классический период древ­ние греки не имели специальных знаний по анатомии, так как не вскрывали тела умерших. Их пред­ставления о строении человеческого тела были эмпирическими.

Необычайно велик вклад в нашу науку «отца медицины» Гиппо­крата, жившего в IV веке до н. э. Сочинения Гиппократа по хирургии «О переломах», «О ранах головы», «О вправлении суставов» и т. д. дают стройное представ­ление о высоком развитии в Древней Греции учения о повязках, хирургических аппаратах, лечении ран, переломов, вывихов, повреждений головы, в том числе и лицевого черепа. В сочинении «О вправлении суставов» описана «планка Гиппократа» и «скамья Гиппократа» — рычаговое устройство для вправления вывихов (см. рис.). Хирургическая повязка, известная как «шапка Гиппократа», до сих пор применяется в хирургии.

«Планка Гиппократа» - рычаговое устройство для вправления вывихов

«Скамья Гиппократа» Вправление вывиха бедра. 1— поврежденная конечность; 2 — валик; 3 — вороты, действующие в противоположном направлении.

Эстафету у Древней Греции во всех областях культуры, науки и медицины принял Древний Рим.

В I веке до н. э. Корнелий Цельс написал трактат «О медицине». Цельс— свободный римлянин из знатной семьи - не был лечащим врачом в современном смысле.

Восьмая книга трактата Цельса «О медицине» рассматривала вопросы костной хирургии и трав­матологии: главы IV — X посвяще­ны переломам костей, главы XI— XXV — вывихам.

Строгий план из­ложения и краткость отличали эти главы от соответствующих книг Гиппократа («О переломах», «О суставах»). Цельс обратил вни­мание на вправление ручными приемами, включающими вытяже­ние, противовытяжение и сопостав­ление отломков, он использовал специальные аппараты, основанные на принципе рычага, или винтового вытяжения, применял наложение иммобилизующих повязок, шин и лубков. При этом Цельс постоянно заботился о мерах, предупреждаю­щих возможность возникновения гангрены и тугоподвижности суста­ва. При открытых переломах обработка раны — важнейшая задача хирурга: «рана должна привлекать больше   внимания,   чем   кость».   Цельс   рекомендовал   «вторичное раздражение отломков» при замедленной консолидации кости.

В главах, посвященных вывихам, следует отметить общую ха­рактеристику вывихов, а также единственное в античной медицине описание «вывиха ныряльщиков», применение для выправления вывиха плеча особой «лопатки», конструктивно отличающейся от описанной Гиппократом.

После крушения Римской империи развитие медицинской нау­ки остановилось на века и вновь началось на Востоке, в период Арабских халифатов. Наиболее яркой фигурой этой эпохи был Ибн Сина. Великий ученый Востока Абу Али Ибн Сина (Авицен­на)  родился в 980 г. в Бухаре.

Ибн Сина обессмертил свое имя замечательными работами  в области медицины, среди которых основной является «Канон ме­дицины», оставшийся вплоть до XVII века руководящим пособием и источником знаний медиков Востока и Запада.
В четвертой книге «Канона» он изложил вопросы о ранах, заболеваниях костей, вывихах, переломах и их лечении. Основа этих хирургических методов и взглядов была рациональной и приемлемой.

Важно отметить, что главы, посвященные способам выправления  вывихов, долгое время служили для хирургов Средней Азии и Европы руководящей основой. Способ непосредственного выправления  вывиха плеча был известен под названием «способ Авиценны». В современной литературе этот способ известен как способ Мотта.

Лечение переломов он описал всесторонне с указанием лока­лизации на протяжении каждого сегмента кости в отдельности, его особенности, с указанием метода репозиции, принципы кото­рой в основном одинаковы для всех видов перелома.
Дальнейшее развитие хирургии, а вместе с ней и травматоло­гии произошло в эпоху Возрождения и связано с именем Амбруаза Паре.

Великого французского хирурга Амбруаза Паре, родившегося в начале XVI века, и столетия спустя называли «отцом современ­ной хирургии». Хирургическому ремеслу он учился в Париже, где 3 года числился подмастерьем-цирюльником. Как известно из истории медицины, цирюльники в эту пору выполняли все массо­вые хирургические манипуляции. В 1545 г. он опубликовал свой первый труд по военно-полевой хирургии «Способ лечить огне­стрельные раны, а также раны, нанесенные стрелами, копьями и др.».

Второй бессмертной заслугой Паре нужно считать его учение об ампутациях и способах остановки кровотечений. Он первый начал учить вопреки существовавшему еще со времен древних мнению, что «ампутировать нужно в здоровых участках, причем сохранять елико возможно больше конечности». Он отменил при­жигание каленым железом костномозговой полости и распила кости, что прекращало образование и последующее медленное выделение секвестров.
Никто до А. Паре никогда не описывал так подробно протезы и ортопедические аппараты. А. Паре является основателем уче­ния о «гноекровии, происходящем от проникновения в раны зара­женного воздуха». Поразительно применение искусственного за­стоя крови при замедленном образовании костной мозоли при переломах для борьбы с мышечной атрофией. Им предложена операция удаления вросшего ногтя, он дал первые описания пере­ломов шейки бедра, сколиоза, удаления свободного тела из колен­ного сустава и т. д.

Наконец, с чувством глубокого преклонения приходится упо­мянуть еще, что этот великий французский хирург в своих поис­ках  рационализации лечения  ран  как-то  удивительно  верно  нашел правильный путь. Ощупью, не зная очень многого, он пришел к применению употребляемых и ныне антисептических средств.

Первое документальное свидетельство о косто­правах в России относится ко времени русско-польской вой­ны за освобождение Украины и Белоруссии. 1 мая 1655 г. из цар­ского стана в Смоленске приказано было найти и немедленно прислать костоправа Первушку Петрова, оставленного в Москве «за болезнью». Искать его велено «за Каменным мостом» в Стре­лецким приказе М. Зыбина. Из челобитной еще 2 костоправов Ивашки Максимова и Степки Дорофеева следует, что «Первой Петров сын мастер-костоправ взят и с ним два ученика, кои с нами учились,  в аптеку».

То, что П. Петров сразу попал в Аптекарский приказ «в мастеры», говорит о его широкой известности в Москве. В истории Аптекарского приказа впервые среди его чинов оказался русский костоправ-учитель.

В августе 1654 г. в Аптекарский приказ были взяты 30 стрель­цов и стрелецких детей «для учения лекарского дела». Так возникла первая на Руси Московская медицин­ская школа. На первых порах «лекарское дело» преподавали врачи-иностранцы.

Со дня основания Московская медицинская школа имела 2, причем самостоятельных, отделения — лекарское и костоправное. В отличие от лекарей, которые помимо раненых лечили и боль­ных, деятельность костоправов ограничивалась оказанием помощи при травмах костей. И в этой области они, бесспорно, были спе­циалистами.

Так, костоправное дело, уходящее своими истоками в глубины народной медицины, в XVII веке стало особой отраслью русской хирургии. А потому П. Петров и его ближайшие ученики по праву могут быть названы родоначальниками ортопедов и трав­матологов в нашей стране.

Середина XVIII — конец XIX вв. Возникновение и развитие в составе общей хирургии

Характерной чертой этого периода яв­ляется прогрессивное развитие всех трех составных частей новой дис­циплины,  но строго в рамках общего расцвета хирургии.
Хирургия повреждений продолжала составлять основу обшей хирур­гии и преподавалась общими хирургами.

В России первым учебником хирургии на русском языке стало «Руководство к преподаванию хирур­гии», написанное первым профессором Медико-хирургической акаде­мии академиком Иваном Федоровичем Бушем и изданное в Санкт-Пе­тербурге в 1807 г. В последующем оно неоднократно переиздавалось.

К тому же периоду времени (Москва, 1806 г.) относится и выход в свет одной из первых отечественных монографий, принадлежащей перу профессора Московского университета Е. О. Мухина и полностью по­священной хирургии повреждений - «Первые начала костоправной науки».

В первой половине XIX столетия благодаря трудам И. Ф. Буша, Е. О. Мухина, И. В. Буяльского, Н. И. Пирогова и их учеников в Рос­сии сложились общие принципы лечения больных с переломами костей, базирующиеся как на многовековом опыте оказания медицинской помощи пострадавшим, так и на достижениях мировой научной меди­цины. Они включали; сопоставление отломков сломанной кости (репо­зиция); обездвиживание травмированной конечности (иммобилиза­ция) для удержания сопоставленных отломков на срок, необходимый для сращения перелома; предупреждение развития осложнений и лече­ние, направленное на  восстановление функции конечности.

Еще одним достижением этого этапа развития ортопедии и травмато­логии стало появление и быстрое внедрение в широкую хирургическую практику лечебных учреждений всех стран мира анестезии и первого из четырех ныне существующих методов лечения переломов костей — од­номоментной ручной или аппаратной репозиции отломков сломанной кости с последующей иммобилизацией конечности гипсовой повязкой.

В начале 50-х годов XIX столетия Mathijsen (Голландия) и Н. И. Пиро­гов (Россия) практически одновременно и независимо друг от друга предложили этот метод, с помощью которого и сейчас лечится подавля­ющее большинство больных с переломами костей конечностей. С этого времени «хирургия стала безболезненной», а травмированную конеч­ность можно было надежно иммобилизировать (Heim  U., 2002).

Простота и общедоступность метода, надежность обездвиживания отломков сломанной кости сделали его основным лечебным пособием хирургов в клинической практике мирного и, особенно, военного вре­мени. У раненых с огнестрельными переломами костей конечностей и ранениями крупных суставов он стал альтернативой неизбежных в тс годы ампутаций и экзартикуляций, что позволило Н. И. Пирогову назвать его сберегательным методом лечения раненых.
Дальнейшее развитие учения о переломах связано с научным обо­снованием метода постоянного вытяжения, когда вначале с помощью приемов (способов) и приспособлений манжеточного, клеевого или лейкопластырного вытяжения обеспечивались как репозиция отлом­ков, так и обездвиживание травмированной конечности.

К достоинст­вам нового метода лечения больных с переломами костей следует отне­сти прежде всего тот факт, что в процессе лечения функция мышц и суставов полностью не выключалась. Именно это обстоятельство дало основание хирургам именовать его функциональным в отличие от прежнего иммобилизанионного.

В немалой степени становлению и прогрессу функционального метода лечения переломов способствовали открытие закона Вольфа-Ру (J. Wolff, J.-B. Rouen, 1870) о взаимосвязи и взаимозависимости строения и функции в живой природе, разработ­ка общих принципов постоянного вытяжения (В. Bardenheuer, 1887) и учения о функциональном лечении (J. Lucas-Championniere, 1889) бо­льных с переломами костей, раскрытие основ биомеханики скелета в норме и при патологии (Messerer, 1888) и, наконец, введение в клини­ческую практику понятия о среднефизиологическом положении конеч­ностей (Н. Zuppinger, 1909).

Лучшим из способов постоянного вытяже­ния был признан способ скелетного вытяжения. Однако техника его применения была разработана только в течение первых 10 лет XX сто­летия, т. е. уже на втором этапе развития специальности.

Ортопедия и протезирование в рамках обшей хирургии первонача­льно (более 100 лет) развивались по классическому эволюционному ва­рианту. Так, только в 1780 г. в Швейцарии (J.-A. Vend) было основано первое стационарное лечебное заведение для ортопедических боль­ных — Институт ортопедии в Орбе.

Качественные изменения в разви­тии ортопедии начали происходить на рубеже XVIII и XIX вв., когда специалисты этого профиля стали лечить деформации и другие заболевания опорно-двигательного аппарата не только у детей, но и у взрос­лых. С 1815 г. в Вюрцбурге (Германия) стала функционировать больни­ца для лечения больных с ортопедической патологией. Ее основателем и главным врачом был Гейне, много сделавший для изучения поли­омиелита и его последствий (болезнь Гейне-Медина). В 1840 г. извест­ный английский хирург Литтль, который сам был оперирован по пово­ду врожденной косолапости в 1837 г. в Ганновере (Германия) Штро-мейером, в Лондоне основывает Королевский Ортопедический госпиталь. В 1853 г. Литтль описал одну из форм спастического пара­лича (болезнь Литтля).

Отличительной особенностью ортопедии на первом этапе ее развития (в доантисептическую эпоху) было преобладающее использование кон­сервативных приемов лечения больных (редрессации, широкое исполь­зование всевозможных шин, туторов и аппаратов для вытяжения или иммобилизации). Именно к этому времени относится разработка строй­ной и довольно эффективной системы лечения ортопедических больных с помощью гимнастических упражнений, предложенной Лингом (Р. Н. Ling, Швеция) и получившей впоследствии наименование «швед­ской» системы гимнастики.

В те же годы возник и окреп интерес орто­педов к бальнеологическим и другим факторам лечебного воздействия (термальные и минеральные воды, благотворное влияние солнечных лу­чей, морских купаний, массажа, физических упражнений  и т. д.).

Дальнейший прогресс в своем развитии ортопедия и протезирова­ние получили во второй половине XIX столетия на волне промышлен­ного роста и социально-экономических преобразований в большинстве передовых стран Европы. Так, благодаря работам Луи Пастера (Фран­ция) и химиков многих стран возникли и были внедрены в клиниче­скую практику способы обезболивания и антисептического обеззара­живания операционных, хирургического инструментария, рук хирурга и операционного поля пациента.

Работы анатомов и патологоанатомов (Карл Вирхов), физиологов (Клод Бернар, И. М. Сеченов), микробио­логов и специалистов других медико-биологических дисциплин послу­жили основой углубленного изучения проблем этиологии и патогенеза заболеваний опорно-двигательного аппарата.

На основании получен­ных результатов предлагались оперативные способы коррекции дефор­маций, другие вмешательства и, наконец, патогенетически оправдан­ные варианты восстановительного лечения больных. Внедрение в практику оперативной ортопедии позволило добиться лучших анато­мических и функциональных исходов врачевания, значительно сокра­тить общие сроки лечения детей и взрослых.

Достигнутые результаты способствовали быстрому росту числа специализированных лечебных учреждений в странах Европы, а также созданию благоприятных усло­вий для выделения ортопедии и протезирования в самостоятельную хирургическую дисциплину.

В последнее десятилетие XIX и первые годы XX столетий в странах Европы начался процесс дифференциации хирургии. Одной из первых дисциплин, отпочковавшихся от материнского дерева, была ортопедия и протезирование. В немалой степени этому способствовало внедрение в хирургию не только антисептики, асептики, надежных способов обезбо­ливания, но и особенно появление нового, революционного по своей сути, метода диагностики — использования рентгеновских лучей, кото­рые качественно улучшил распознавание характера и локализации пато­логических процессов в костях, позволил осуществлять динамическое наблюдение за процессом репаративной регенерации  костной ткани.

В России, позже вошедшей в число государств с развитой экономи­кой, первый этап становления и развития травматологии, ортопедии и протезирования был короче, чем на Западе.

В нашей стране первые ме­дицинские учреждения были созданы в XVIII в. В 1707 г. в Москве от­крыт генеральный госпиталь (ныне Главный военный клинический госпиталь им. Н. Н. Бурденко), сухопутный (1715-1717), морской в Петербурге и в 1720 г. морской госпиталь в Кронштадте. При учрежде­нии госпиталей имелось в виду устройство при них школ, поэтому они подобно московскому названы генеральными.

В Москве почти 30 лет Н. Бидлоо с одним помощником заведовал госпиталем и медицинской школой. В 1733 г. по образцу Московской школы учреждены два хирургических училища в Петербурге при сухопутном и морском госпи­талях и одно в Кронштадтском. В последующем училище при Петер­бургском сухопутном госпитале стало называться Медико-хирургиче­ским училищем, а с декабря 1798 г. Медико-хирургической академией.

В начале XIX в. в рамках единой хирургической дисциплины выде­лились две отечественные ортопедо-травматологические школы — мо­сковская и петербургская.

Московскую школу возглавил декан Мос­ковского университета Е. О. Мухин. Пройдя суровую школу лекаря в армии А. В. Суворова, он, благодаря своим способностям и старанию, стал всесторонне образованным ученым и хирургом. Помимо «Первых начал костоправной науки» он опубликовал около 20 монографий и учебников. Среди них заслуживают упоминания такие, как «Описание хирургических операций» (1807) и трехтомное руководство по анато­мии  на русском языке (1813).

В Санкт-Петербурге основы обучения военных врачей искусству десмургии и механургии были заложены академиком Иваном Федоро­вичем Бушем - первым профессором хирургии Медико-хирургиче­ской академии.

Первое отечественное руководство по ортопедии для студентов было издано в 1885 г. доцентом Казанского университета Н. И. Студенским.

На протяжении многих десятилетий в университетах и в Импера­торской Медико-хирургической академии России вопросы диагности­ки и лечения больных с патологией опорно-двигательного аппарата преподавали общие хирурги.

Начало XX в. — 60-е гг. XX в. Травматология, ортопедия и протезирование — самостоятельная хирургическая дисциплина.

Данный этап развития травматологии, ортопедии и протезирования от­личался рядом особенностей.

Во-первых, по продолжительности он был в три раза короче первого; во-вторых, именно на этом этапе прои­зошло окончательное, уже в организационном отношении, оформле­ние новой клинической дисциплины хирургического профиля (к нача­лу 60-х годов XX столетия); в-третьих, в научном и клиническом отношениях травматология, ортопедия и протезирование обогатились внедре­нием двух новых прогрессивных методов лечения больных с переломами костей конечностей: консервативного (скелетное вытяжение) и оперативно­го (внутренний металлический остео-синтез), что позволило значительно сократить общие сроки лечения боль­ных и чаще добиваться лучших ана­томических и функциональных резу­льтатов лечения; созданием эффек­тивных систем профилактики и комплексного лечения больных по­лиомиелитом и костно-суставным туберкулезом; разработкой патогене­тически оправданных подходов к ле­чению огнестрельных ранений ко­нечностей, базирующихся на строго научной совокупной оценке особен­ностей раневой баллистики совре­менных ранящих снарядов, патоморфологии и патофизиологии огне­стрельной  раны.

В России начало второго этапа развития травматологии и ортопедии связано с открытием 6 апреля (24 марта по старому стилю) 1900 г. пер­вой в стране клиники и кафедры ортопедии Военно-медицинской академии, созданной на базе существовавшей кафедры десмургии и механургии. Ее основателем и бессменным руководителем на протяжении 46 лет был основоположник отечественной ортопедии профессор Ген­рих Иванович Турнер.

26 июля 1906 г. в Санкт-Петербурге был открыт первый в стране ор­топедический государственный институт, который возглавил воспитан­ник Военно-медицинской академии Р. Г, Вреден, незадолго до этого вернувшийся с полей сражений в Маньчжурии. Возникновение орто­педического института произошло благодаря инициативе и огромной настойчивости одного из крупных отечественных ортопедов того вре­мени К. X. Хорна, который еще в 1896 г. открыл в столице (Фонтанка, д. 83) частную ортопедическую лечебницу со стационаром на 8 коек. Строительство здания института шло под патронажем Императрицы Александры Федоровны.

25 лет спустя Г. И. Турнер вспоминал: «На моих глазах вырастало учреждение, громадное по своему размеру, великолепное по планиров­ке и богатое по оборудованию». Однако в новом институте, по масшта­бу и оборудованию превосходившему все подобные учреждения за ру­бежом, работать К. X. Хорну было не суждено — он скончался неза­долго до его открытия.

Третьим центром отечественной травматологии и ортопедии стал Физио-механический институт, открытый в Харькове в 1907 г. Уже из названия нового института можно заключить, что по профилю своих научных и клинических интересов он не был похож на своих старших собратьев в Петербурге, его с полным основанием можно именовать первым отечественным институтом и травматологии, и ортопедии.

Основателем и первым директором вплоть до 1921 г. был К. Ф. Вегнер — самый убежденный в России сторонник постоянного (скелетно­го) вытяжения при лечении больных с переломами костей конечно­стей. Это ему принадлежит крылатое выражение — «restitutio functionalis et xanatio anatomica», нацеливавшее специалистов на конечный резуль­тат врачевания, а именно на полное восстановление функции при до­стижении правильных анатомических взаимоотношений.

Таким образом, ортопедия и протезирование, в отличие от хирургии повреждений скелета, первыми выделились из недр общей хирургии и стали самостоятельными дисциплинами. Однако полное общественное и профессиональное (со стороны хирургов) признание новой хирурги­ческой специальности состоялось только в 20-х и первой половине 30-х годов XX столетия, когда стали возникать национальные общества хирургов-ортопедов, а в 1929 г. был организован SICOT — Междуна­родное общество ортопедической хирургии и травматологии (Société Internationale de Chirurgie Orthopédique et de Traumatologie).

Серьезным импульсом, способствующим ускорению дифференциации хирургии и разработке основ оказания специализированной помощи ра­неным, стала Первая мировая война. В годы этой войны впервые возни­кает понятие «военная ортопедия». В Англии военное министерство уч­реждает должность «военно-ортопедического инспектора», в обязанности которого вменяется контроль всех госпиталем с целью отбора больных и раненых, нуждавшихся в специализированном ортопедическом лечении. В результате его деятельности в Лондоне создается военно-ортопедиче­ский госпиталь, рассчитанный па 800 коек и богато оснащенный разно­образной аппаратурой для основного и восстановительного лечения ране­ных. С этой целью в штат госпиталя были включены специалисты по водо-  и электролечению, лечебной  гимнастике  и  массажу.

Во Франции в те же годы на базе Главного Института была открыта клиника для «военно-ортопедических» больных и раненых. Перед спе­циалистами клиники медицинское руководство армии поставило ряд непростых задач: ускорить возвращение раненых в строй; сократить го­сударственные расходы за счет снижения числа раненых, переходящих в разряд инвалидов, и тяжести окончательных увечий; уменьшить сте­пень экономических последствий в промышленности от ожидаемого выхода  из строя большого числа работников.

В результате организованного за счет государства специализирован­ною лечения раненых была получена исключительно высокая эконо­мия денежных средств. Незамедлительно в Париже и его окрестностях заработали  7,  а  в провинциях —   11   подобных  госпиталей.

Аналогичные процессы шли в Бельгии, Италии, Австрии, но осо­бенно активно в Германии, в хирургическом мире которой задолго до начала мировой войны возникло и зрело понимание необходимости выделения в самостоятельную дисциплину «хирургии несчастных слу­чаев» (Unfallchirurgie).

От термина «механургия» хирурги как-то быстро и согласованно от­казались еще на рубеже веков; термин «военная ортопедия» не воспри­нимался своим очевидным смысловым несоответствием; не имел широкого обобщающего звучания в определении хирургии повреждений мирного и  военного  времени  немецкий термин  «Unfallchirurgie».

В России по предложению проф. А. Л. Поленова, а затем и в Евро­пе, хирургия повреждений была названа «травматологией», которая вскоре вместе с ортопедией и протезированием стала основой новой хирургической специальности в нынешнем ее понимании.

В 1918 г. в Петрограде А. Л. Поленов организует первую в стране кафедру травматологии в составе Государственного института медицинских знаний (ныне кафедра травматологии, ортопедии, военно-полевой хирургии и стоматологии Санкт-Петербургской Государственной медицинской академии им. И. И. Мечникова, основанной на базе больницы Петра Великого), а в 1919 г. - Физико-хирургический институт, решавший задачи оказания неотложной хирургической и травматологической по­мощи  населению города.

В 1919 г. в Петрограде начинает функционировать Государственный институт протезирования, основателем которого стал ученик и спод­вижник Г. И. Турнера проф. Г. А. Альбрехт.

В 1919 г. в Казани откры­вается третий в России институт ортопедии, а в 1921 г. - лечебно-про­тезный институт в Москве, который с 1940 г. становится Центральным научно-исследовательским институтом травматологии и ортопедии.

В январе 1924 г. Ортопедический и Физико-хирургический институты в Петрограде сливаются и начинает функционировать первый Государ­ственный травматологический  институт.

12 октября 1926 г. в Ленинграде 27 ортопедов и травматологов юро­да и области (Г. И. Турнер, Р. Р. Вреден, П. Г. Корнев, С. А. Новотельнов, Д. А. Новожилов, Г. Я. Эпштейн и др.) учредили научное обще­ство хирургов-ортопедов. С блестящей по содержанию, образной по форме и глубокой по эмоциональному воздействию на слушателей ре­чью выступил основатель и первый председатель общества Г. И. Турнер. Вся она была посвящена давно назревшей проблеме - важности и необходимости выделения из общей хирургии травматологии, ортопедии и протезирования в новую специальность, ответственную за орга­низацию и оказание помощи больным и раненым с патологией опор­но-двигательного аппарата.

В декабре 1926 г. нарком здравоохранения Н. А. Семашко проводит в Москве специальное расширенное заседание, на которое были при­глашены организаторы здравоохранения, ведущие гигиенисты, травматологи и ортопеды страны (Р. Р. Вреден, К. Ф. Вагнер, В. В. Гориневская, А. Л. Поленов, Г. И. Турнер). Значимость этого совещания состо­яла в том, что на нем была детально обсуждена и принята первая государственная программа борьбы с травматизмом и его последствия­ми, в которой большая часть обсуждаемых проблем стала непосредст­венным делом травматологов, ортопедов и специалистов протезного дела на долгие годы. Наиболее значимыми среди них были: организа­ция травматологической помощи на производстве (открытие здравпун­ктов); создание службы скорой помощи; производство техники и обо­рудования для лечения больных ортопедо-травматологического профи­ля; развертывание сети травматологических учреждений в стране (травматологических пунктов, травматологических отделений в боль­ницах, кафедр травматологии и ортопедии в институтах усовершенствования врачей и медвузах, новых институтов травматологии и ортопе­дии); разработка и внедрение в широкую клиническую практику эф­фективных методов лечения травматологических больных; строгий учет травм, обязательная проверка ближайших и отдаленных последст­вий лечения  больных;  подготовка  кадров.

За предвоенный период помимо создания новых научно-исследова­тельских и лечебных учреждений первому отряду отечественных трав­матологов и ортопедов удалось внедрить: обязательную систему учета и регистрации травм (1922 г.); в 1925 г. на съезде хирургов было принято решение об обязательном учреждении ортопедо-травматологической секции в рамках будущих хирургических научных форумов (Одесса); в 1927 г. вышел в свет журнал «Ортопедия и травматология» (Харьков); в 1927 г. организованы здравпункты на предприятиях; в 1931 г. был от­крыт первый в стране Ленинградский научно-исследовательский дет­ский ортопедический институт; в 1932 г. в Ленинграде, а затем в Моск­ве были созданы первые травматологические пункты, сформирована служба «скорой  помощи».

Особую значимость в перечне дел предвоенных лет приобрели ре­шения ХХП Всесоюзного съезда хирургов (1932 г.), касающиеся судьбы травматологии. Она признавалась самостоятельной медицинской спе­циальностью. Съезд объединил ортопедию с травматологией как общие дисциплины. Он признал целесообразным создание во всех институтах усовершенствования врачей кафедр травматологии и неотложной хи­рургии с доцентским курсом ортопедии, а преподавание вопросов военно-полевой хирургии также замкнуть на эту кафедру.

К началу Великой Отечественной войны в СССР работало 9 науч­но-исследовательских институтов травматологии и ортопедии, 20 ка­федр ортопедии в медицинских институтах и 7 кафедр травматологии и ортопедии  в институтах усовершенствования  врачей.

И вместе с тем острой проблемой формирования ортопедо-травмато­логической службы в стране продолжала оставаться нехватка кадров. Так,  в 1940 г., то есть накануне Великой Отечественной войны, их число не превышало 500 человек. Это обстоятельство послужило одной из основ­ных причин запоздалой по времени и неполной по сути реализации идеи организации специализированной хирургической  помощи раненым.

Огромное значение нашей специальности по достоинству было оце­нено в годы Великой Отечественной войны. Исключительно высокая частота ранений конечностей потребовала уже начиная с 1942 г. созда­ния специализированных госпиталей для легкораненых, затем - для пострадавших с огнестрельными переломами бедра и крупных смеж­ных суставов, а также для раненных в кисть и стопу. Вторым и еще бо­лее значительным мероприятием того времени следует считать реше­ние руководства страны в 1944 г. о создании 10 новых НИМ ортопедии и восстановительной хирургии на базе крупных специализированных эвакогоспиталей, а также об организации в каждой области, крае, рес­публике госпиталей для лечения инвалидов Великой Отечественной войны. Следует напомнить, что в этих госпиталях бывшие воины с па­тологией опорно-двигательного аппарата в 1946 г. составляли более 50% лечившихся, а к середине 50-х годов — более 80%.

Несмотря на то, что хирургия и травматология располагали в те годы лишь двумя консервативными методами лечения больных с переломами костей конечностей (гипсовая повязка и скелетное вытяже­ние), анатомические и функциональные результаты лечения раненых в специализированных госпиталях оказались во много раз лучшими, чем общехирургических.

Первое послевоенное десятилетие завершило второй этап развития травматологии, ортопедии и протезирования не только в СССР, но и во  всех странах  мира.

Среди достижений этого периода можно отметить следующие.

Во-пер­вых, в клиническую практику прочно вошел оперативный метод лечения больных с переломами и ложными суставами костей конечностей — спо­собы интрамедуллярного (Smith-Petersen, G. A. Kiinlscher, Я. Г. Дубров и др.) и накостного (Venable, Shennann, А. В. Каплан и др.) остеосинтеза отломков. Развитию данного метода способствовали неудовлетво­ренность результатами лечения раненых с огнестрельными переломами костей консервативными методами в годы Второй мировой войны; по­явление антибиотиков; внедрение в клиническую практику эндотрахеального наркоза и, наконец, разработка морфологических основ репаративной регенерации костной ткани с возникновением и признанием понятия о первичном сращении сломанной кости, т. е. возможности консолидации отломков без формирования обширной костной мозоли (S. Krompecher, А. В. Русаков, Т. П. Виноградова, Г. И. Лаврищева, В. И. Стецула,  Я. Г. Дубров  и др.).

Во-вторых, осмысление опыта советской медицины в голы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. объединило организаторов, мор­фологов, физиологов, хирургов, терапевтов и специалистов более узких медицинских дисциплин в коллектив единомышленников, которому удалось показать не только достижения и успехи, но и четко обозна­чить недоработки,  упущения  и слабо разработанные проблемы.
К середине 50-х голов в СССР функционировали 19 НИИ травматологии и ортопедии и 6 институтов протезирования; все институты усо­вершенствования врачей имели кафедры травматологии и ортопедии; аналогичные кафедры были и в 39 медицинских институтах страны.

Завершение второго этапа развития травматологии, ортопедии и протезирования в нашей стране подтвердило актуальность проблемы травматических поражений человека. Она была продиктована не толь­ко запросами общества, но и появлением совершенно новых поражаю­щих факторов, возникающих, например, при взрыве ядерных боепри­пасов  и   всевозможных техногенных  катастрофах.

60-е гг. XX в. — настоящее время. Период расцвета травматологии, ортопедии и протезирования

Выдающуюся роль в окончательном осознании того, что травматология и ортопедия как единая клиническая дисциплина может прогрессивно развиваться лишь на путях самостоятельного развития, сыграл Центральный ин­ститут травматологии и ортопедии (Москва) и его директор проф. М. В. Волков, по инициативе которого в 1963 г. состоялся 1-й Всесо­юзный съезд травматологов и ортопедов. На основании решении съез­да была сформирована организационно-штатная структура травматоло­гической службы во главе с главным травматологом-ортопедом страны, открыты кафедры травматологии, ортопедии и военно-полевой хирур­гии во всех медицинских вузах страны, травматологические отделения в больницах и травматологические пункты в городах с численностью населения  не  менее   100 000 человек.

К 1977 г, в стране функционировали 21 НИИ травматологии и орто­педии, 91 кафедра травматологии и ортопедии в медицинских вузах и институтах для усовершенствования врачей, только членов обществ травматологов-ортопедов насчитывалось уже более 9000 человек, а число травматологических коек  возросло до 88 812.

В научном и клиническом отношениях третий этап развития трав­матологии и ортопедии обогатился внедрением в практику ряда новей­ших технологий,  резко ускоривших  прогресс специальности.

Во-первых, в клиническую практику прочно вошел  метод внутрен­него функционально-стабильного остеосинтеза, позволивший отказа­ться от внешней иммобилизации конечности или сократить ее сроки, и начинать раннее функциональное лечение (М. Е. Mliller, M. Ailgower, Н. Willenegger, И. Л. Крупко, А. Н. Беркутов, С, С. Ткаченко, В.  П.  Охотский  и др.).

Во-вторых, современная травматология и ортопедия обогатилась новым методом лечения больных с патологией опорно-двигательного аппарата, а именно методом внешнего остеосинтеза с помощью компрессионно-дистракционных аппаратов. Основателю метода проф. Г. А. Илизарову принадлежит открытие биологического закона роста тканей (не только костной) под влиянием напряжения растяжением. 
Разработка но­вого способа обездвиживания отломков, но уже на базе дозированной дистракции,  а не их компрессии позволила добиваться удлинения конечно­сти, ликвидации ложного сустава с одновременным восстановлением длины сегмента, устранения выраженных искривлений костей и др. Ап­парат Илизарова и разработанные им способы компрессионно-дистракционного остеосинтеза быстро завоевали  мировое  признание.

И наконец, период расцвета травматологии и ортопедии неотделим от успехов в хирургии позвоночника (транспедикулярная и перед­не-боковая стабилизация), крупных суставов (стабильно-функциона­льный остеосинтез, эндопротезирование крупных суставов, малоинвазивные внутрисуставные операции пол контролем артроскопа), микро­хирургии и пластической хирургии, костной гнойной хирургии, онкоортопедии,  восстановительного лечения  и  протезирования.

Среди наших современников - крупных травматологов-ортопедов страны, внесших огромный вклад в развитие специализированных на­правлений в травматологии и ортопедии можно выделить академика АМН СССР профессора М. В. Волкова, членов-корреспондентов АМН СССР  В.   К.   Калнберза, А. А.   Коржа,   В. Д.  Чаклина,  профессоров B. С. Балакину, У. Я. Богдановича, И. А. Витюгова, И. Р. Вороновича.
И.  Г.  Герцена,  М.  Н.  Гончарову,  О.  Н.  Гудушаур и,  Н.  П. Дуброва,
C. Т.  Зацепина,   Г.  А.   Илизарова, А.   И.   Казьмина, А.   В.   Каплана,
А.  Ф.   Краснова,   В.   В.   Кузьменко,  А.   С.   Крюка,   3.   П.  Лубегипу,
A.  Т.   Ревенко,   К.   М.   Сиваша,  С.   И.  Трубникова,  Я.  Л.   Цивьяна,
И. В. Шумаду, Ю. Г. Шапошникова, Г. С. Юмашева, И. Л. Крупко,
С. С, Ткаченко, А. В. Воронцова, В. М. Демьянова и многих других.

В настоящее время в России функционируют 10 институтов, 55 ка­федр травматологии и ортопедии в медицинских вузах, 3 научно-прак­тических центра медико-социальной экспертизы, протезирования и реабилитации инвалидов, работает более 15 тыс. травматологов-орто­педов.

Дело, начатое Г. И. Турнером, с успехом продолжают видные российские ученые травматологи-ортопеды — профессора С. П. Миро­нов, Н. В. Корнилов,  3. В. Азолов, А.  П. Барабаш, Н. М. Волянов, B. И.   Шевцов,   С.   М.   Кугепов,   Н.   Г.   Фомичев,   И.   И.  Жаденов, Г. П. Котельников, Ю. И. Поздникин, И. В. Шведовченко, А. В. Рак,
В. А. Неверов,  В.  В.  Ключевский и многие другие.

Список литературы

Цитатник

Преследую целесообразность, природа тем не менее всегда стремится к красоте.

Гален

Коллеги и партнеры