Проект кафедры истории медицины Московского государственного медико-стоматологического университета им. А.И. Евдокимова
 

Радиология

Что такое «медицинская радиология»?

Медицинская радиологияобласть медицины, разрабатывающая теорию и практику применения излучений в медицинских целях. Медицинская радиология включает в себя две основные научные дисциплины: диагностическую радиологию (лучевую диагностику) и терапевтическую радиологию (лучевую терапию).

Лучевая диагностика — наука о применении излучений для изучения строения и функции нормальных и патологически измененных органов и систем человека в целях профилактики и распознавания болезней. Лучевая терапия — наука о применении ионизирующих излучений для лечения болезней.

В состав лучевой диагностики входят рентгенодиагностика (рентгенология), радионуклидная диагностика, ультразвуковая диагностика, магнитно-резонансная диагностика, медицинская термография (тепловидение). Кроме того, к ней примыкает так называемая интервенционная радиология, включающая в себя выполнение лечебных вмешательств на базе лучевых диагностических процедур.

Роль лучевой диагностики в подготовке врача и в медицинской практике все возрастает. Это связано с созданием диагностических центров, с вводом в строй крупных городских, областных и республиканских больниц, оснащенных новейшей аппаратурой, с развертыванием сети межрайонных больниц со специализированными отделениями. Это объясняется также быстрыми успехами компьютерной рентгеновской и магнитно-резонансной томографии, ультразвуковых и радионуклидных исследований.

Указанные обстоятельства ведут к созданию новой системы медицинской диагностики, существенную часть которой составляет лучевая диагностика, открывающая небывалые прежде возможности углубленного исследования органов путем получения их изображений (medical imaging) с помощью различных полей и излучений.

Лучевая терапия располагает в настоящее время большим набором источников квантового и корпускулярного излучений, обеспечивающих облучение нужного объема тканей в нужной дозе. Поэтому лучевая терапия стала важной частью комплексного лечения злокачественных опухолей, а лучевые терапевты работают в тесном контакте с онкологами, хирургами и химиотерапевтами.

Без радиологии сегодня не могут обойтись никакие медицинские дисциплины. Лучевые методы широко используют в анатомии (рентгеноанатомия), физиологии (рентгенофизиология), биохимии (радиационная биохимия). Изучением действия ионизирующих излучений на живые объекты занимается радиобиология. В связи с развитием ядерных технологий и расширяющимся применением излучений в медицинской практике, народном хозяйстве и научных исследованиях все большее значение приобретает радиационная гигиена. К смежным специальностям относятся также все основные клинические дисциплины: кардиология, пульмонология, гастроэнтерология, остеопатология, эндокринология и т. д. Это и понятно. Уже давно не найти области изолированного использования законов и методов патологической анатомии и физиологии, терапии и хирургии, стоматологии и радиологии — есть лишь сфера их взаимного сопряженного коллективного действия.

В этом содружестве дисциплин медицинская радиология занимает обширную территорию.

Открытие странного мира

Неторопливо, по нынешним меркам, сменялись столетия и неторопливо развивалась медицина. И во все времена, в продолжение многих веков основой врачевания оставался осмотр больного. «Глаз - тот орган чувств, который приносит нам более всего удовлетворения, ибо позволяет постичь суть природы...» (Аристотель). Великий Гете в старости уже не мог совершать экскурсии на гору Брокен, описанную им в «Фаусте», но зато часами созерцал свою коллекцию минералов. Он писал Шиллеру: «Возникает... мир глаза, который исчерпывается формой и цветом... Если внимательно последить за собой, я мало пользуюсь помощью других органов чувств». Теперь-то мы знаем, что на зрительный анализатор работает едва ли не  ¾  головного мозга.

Для лучевой диагностики, как ни для какой другой области медицины, очень велика роль технических инноваций, которые позволяют по-новому взглянуть на многие проблемы диагностики и лечения. Все основные открытия в области лучевой диагностики были отмечены Нобелевскими премиями.

Рождение лучевой диагностики как науки и позднее специальности состоялось 8 ноября 1895 г., когда профессор Вюрцбургского университета Вильгельм Конрад Рентген, проводя эксперименты с катодными трубками, открыл Х-лучи, названные впоследствии в его честь «рентгеновскими лучами».

Рентген, работая с катодной трубкой, случайно заметил свечение, исходящее от банки с кристаллами платиносинеродистого бария. Он не мог тогда знать, что начинал прорыв научного фронта, прорыв из нашего зримого мира в невидимый мир фантастических скоростей и энергий, исчезающее малых длительностей и необычайных превращений. Но предчувствие великого, очевидно, охватило ученого. Он не ушел в тот вечер из лаборатории и на ближайшие недели стал ее добровольным узником. В короткий срок, с помощью самодельных приборов и остроумных приемов, которые затем были использованы и в других областях физики, Рентген настолько полно изучил новое излучение, что до 1908 г. к его данным не было добавлено ничего существенного.

Многие до Рентгена работали с катодными лучами, замечали свечение экранов и непонятные темные полосы на фотопластинках (например, преподаватель физики Бакинского реального училища Е. С. Каменский, пражский профессор И. П. Пулюй). Но открытие совершил Рентген. Объяснение можно найти в воспоминаниях ученика Рентгена, в будущем известного советского физика А. Ф. Иоффе. Рентген вышел из блестящей классической школы Кундта в Страсбурге . Из этой школы вышел ряд крупных физиков, в том числе замечательный русский ученый П. Н. Лебедев, открывший давление света. В школе Кундта развил свой талант экспериментатора Рентген, здесь научился тщательному анализу возможных ошибок и строго продуманной постановке опыта. Он стал лучшим экспериментатором своего времени.

Историческая заслуга Рентгена состояла в том, что он не прошел мимо случайно замеченного факта, как многие его коллеги, подверг его всестороннему анализу и доискался до его причины. Как хорошо сказал известный русский физиолог А. А. Ухтомский, «бесценные вещи и бесценные области реального бытия проходят мимо наших ушей и наших глаз, если не подготовлены уши, чтобы слышать, и не подготовлены глаза, чтобы видеть...».

Легенда о случайном открытии рентгеновского излучения весьма живуча. Но ее нетрудно поколебать. В июле 1896 г. Рентген объяснил своему коллеге, почему он использовал экран, покрытый платиносинероднстым барием: «В Германии мы пользуемся этим экраном, чтобы найти невидимые лучи спектра, и я полагал, что платиносинеродистый барий окажется подходящей субстанцией, чтобы открыть невидимые лучи, которые могли бы исходить от трубки».

Любопытно, что общественность узнала об открытии Рентгена из газетной статьи. Рентген представил научному обществу первое сообщение о новом роде лучей. Но доклад ученого был отложен в связи с рождественскими каникулами. Однако он не удержался и вместе с рождественским поздравлением разослал сослуживцам открытки с рентгеновским изображением кошелька с монетами, связки ключей в деревянном ящике и кисти руки. Снимок кисти своей жены Рентген сделал 22 декабря 1895 г. Сохранилось письмо одного из профессоров, получивших поздравление. Он писал: «Какой фантазер Рентген, мы давно знаем, но теперь он, по-видимому, совсем с ума сошел. Он утверждает, что видел скелет собственной руки». Предприимчивый молодой человек выпросил эти фотографии и отвез их в Вену, где его отец был редактором венской газеты «Die Presse», и 5 января 1896 г. на первой полосе этой газеты появилась большая статья «Сенсационное открытие».

23 января 1896 г. Рентген выступил с докладом на заседании местного научного общества. Он сообщил о своем открытии и тут же сделал рентгеновский снимок кисти руки председателя заседания известного анатома А. Р. фон Кёлликера. Подумайте, как символично! Делая снимок Кёлликеру, Рентген как бы передавал открытие в руки медика. И старик Кёлликер, потрясенный, встал и заявил, что за 48 лет пребывания в научном обществе он впервые присутствует при столь великом открытии. Он провозгласил троекратное «ура» в честь ученого и предложил назвать новые лучи его именем. Небезынтересно, что на этом историческом заседании присутствовал русский студент — народоволец В. И. Яковенко, друг казненного царским правительством А. И. Ульянова. Впоследствии В. И. Яковенко стал известным земским врачом и потом крупным деятелем советской медицины.

Е. И. Яковенко описал факельное шествие, которое организовали студенты через несколько дней после доклада Рентгена. Они направились к институту, где работал Рентген, и бурно приветствовали ученого. Обычно замкнутый и неразговорчивый, ученый вышел на балкон и обратился к студентам с речью, в которой говорил о значении и величии науки (интересно отметить, что впоследствии, при получении Нобелевской премии Рентген не произнес положенной традиционной речи, хотя его и просили об этом).
Когда сообщение об открытии новых «всепроникающих лучей» появилось в газетах Западной Европы и Северной Америки, оно быстро обросло сенсационной шелухой.
20 апреля 1896 г. студент Колумбийского университета в Нью-Йорке написал в газете «Электрик инджи-ниринг», что он превратил кусок свинца путем облучения его икс-лучами в слиток золота. Американский изобретатель Томас Эдисон получил партию театральных биноклей с просьбой «снабдить их икс-лучами», для того чтобы «видеть сквозь одежду». В конгрессе США 18 февраля 1896 г. депутат Рид внес на обсуждение законопроект о запрещении применения икс-лучей в театральных биноклях. Через несколько педель после сообщения об открытии новых лучей одна лондонская торговая фирма рекламировала свое нижнее белье, которое способно предохранить от проникновения «лучевой энергии».. Другая фирма предлагала специальные шляпы, «защищающие от чтения мыслей» при помощи икс-лучей.

Это интересно

Так представлял себе в феврале 1896 г. художник американского журнала «Лайф» будущее фотографии после широкого внедрения в практику рентгеновских лучей.

Однако вскоре публикация сенсационных новостей в печати прекратилась. Их сменили более объективные и серьезные сообщения об использовании рентгеновских лучей, в первую очередь в медицине.

Свыше 1200 публикаций появилось только в 1896 г. История науки еще не знала подобного бума. Имя Рентгена стало сразу известно всему миру. Но он не изменил ни своим занятиям, ни своему относительно замкнутому образу жизни. Он отклонил место президента научного общества, звание академика Прусской Академии наук, предложения дворянства и различных орденов, а сами лучи до последних лет жизни называл Х-лучами. Он отказался от патента, предложенного Берлинским всеобщим электрическим обществом, заявив, что его открытие принадлежит всему миру и не может быть закреплено за одним предприятием.

Здесь уместно отметить благородные качества Рентгена, характеризующие его как выдающегося ученого и человека: глубокий ум, тонкую наблюдательность, скромность, отсутствие корыстолюбивых замыслов. Рентгену в 1901 г. была присуждена первая Нобелевская премия по физике. Ее денежную часть — 50 000 крон  — Рентген передал на нужды Вюрцбургского университета.

1895 год был вообще примечательным. В начале его А. С. Попов изобрел радио, летом на улицах европейских городов появились первые автомобили, а в декабре в Париже загорелся экран первого кинематографа братьев Люмьер. Объяснялось это тем, что вторая половина XIX столетия ознаменовалась бурным развитием естественных наук.

Сообшение об открытии Вильгельма К. Рентгена произвело сенсацию в научном мире. Уже в инваре 1896 г. приват-доцент МГУ П. Н. Лебедев выступил с сообщением об открытии Рентгена. В течение 1896 г. рентгеновские снимки были выполнены в ведущих клиниках и лабораториях Вены, Парижа, Лондона, Санкт-Петербурга и Москвы. В России первый рентгеновский снимок выполнил знаменитый ученый Александр Степанович Попов. В деле применения Х-лучей Россия всегда находилась на передовых рубежах. Так, например, одним из первых применил  рентгенологическое исследование во фронтовых условиях хирург Н. Н. Кочетов. Он наладил работу рентгеновских аппаратов в условиях осажденного  Порт-Артура во время Русско-японской войны 1904-1905 г. г. В 1918 г. в Петербурге открылся первый в мире рентгенологический, радиологический и раковый институт.

Открытие Вильгельма Рентгена дало старт целой серии потрясающих открытий.

Изучая в 1896 г. в Париже один из рентгеновских снимков. Антуан Анри Беккерель заинтересовался механизмом образования Х-лучей и, в частности, их связью с флюоресценцией.

Для своих опытов Беккерель выбрал кристаллы калийуранилсульфата — одного из наиболее сильных фосфоресцирующих веществ. Беккерель был страстный, но строгий искатель, и даже сильное волнение не могло нарушить педантичность эксперимента. Он ставит исходный эксперимент: в полной темноте берет фотопластинку, окутывает ее двойным слоем черной бумаги, не пропускающей видимого света, и выставляет ее на окно. Пусть весеннее солнце заливает ее лучами. Затем он проявляет пластинку и убеждается, что она не экспонирована. На следующий день Беккерель повторяет опыт, но сверху на пластинку помещает металлический крест, покрытый солью урана. Под действием солнечного облучения соль должна сильно светиться. Если она, кроме видимого света (фосфоресценции), испускает невидимое проникающее излучение, то через несколько часов... Скорее проявим пластинку... Успех! На пластинке получено изображение креста — урановая соль, следовательно, дает излучение, проходящее через черную бумагу и разлагающее соли серебра в фотоэмульсии, подобно рентгеновскому излучению. Значит, фосфоресцирующие вещества испускают не только видимый свет, но и невидимое излучение?

24 февраля 1896 г. Анри Беккерель доложил результаты своих опытов Парижской Академии. Это было предварительное сообщение, казалось бы, подтверждающее предположение А. Беккереля и А. Пуанкаре. Однако дальше события приняли иной оборот. 2 марта должен был состояться основной доклад Беккереля. Готовясь к нему, ученый наметил новую серию опытов. Но 26 и 27 февраля в Париже было пасмурно, и пластинки, подготовленные для эксперимента, пролежали два дня на полке вместе с кристаллами калийуранилсульфата. 1 марта наконец выглянуло солнце, и Беккерель, хотя это был воскресный день, пришел в лабораторию, чтобы закончить опыт. Но он не выставляет пластины  на окно, а проявляет их. Ведь они пролежали долгое время вместе с солями урана, а это не соответствует условиям прежних опытов. Вот оно — господство над случаем! Впрочем, Беккерель скажет позднее: «Я сделал новый опыт, который я все равно провел бы рано или поздно, когда я систематически изучил бы формы действия и их продолжительность для фосфоресцирующих веществ через непрозрачные тела на фотографическую пластинку». Значит, и случай может быть пойман в ловушку искусного последовательного экспериментатора.

Начал Беккерель с того, что проявил пластинки, полагая, что увидит на них лишь легкую вуаль. Каково же было его удивление, когда оказалось, что пластинки засвечены, причем очень сильно. Что это могло означать? Только то, что соли урана способны самостоятельно, без возбуждения извне засвечивать фотопластинки. Благодаря чему? Очевидно, из-за того, что они испускают особого рода невидимые лучи, проникающие через черную бумагу. Бесконечной вереницей тянутся новые и новые опыты. Беккерель устанавливает, что источником излучения является сам уран, 23 ноября 1896 г. на заседании Парижской академии наук Беккерель окончательно прощается с мыслью о связи фосфоресценции и открытого им излучения и называет последнее урановыми лучами. Так теоретическая догадка, пусть и не до конца точная, послужила толчком к познанию неведомого естественного явления природы. «Гипотезы — писал В. Гете,— это леса, которые возводят перед зданием и сносят, когда здание готово,— они необходимы для работника: он не должен только принимать леса за здание».

Ученые шутят

Рентген не был лишен чувства юмора. Однажды он получил письмо, автор которого просил выслать ему «несколько рентгеновских лучей» и инструкцию, как ими пользоваться. В прошлом он был ранен револьверной пулей, но для поездки к Рентгену у него, видите ли, не было времени. Рентген ответил так. «К, сожалению, в настоящее время у меня нет Х-лучей. К тому же пересылка их — дело очень сложное. Поступим проще: пришлите мне вашу грудную клетку».

Гипотеза о специфических «урановых лучах» была вскоре развенчана. Оказалось, что способностью испускать проникающее излучение обладает также торий. Об этом сообщили 4 февраля 1898 г. Берлинскому научному обществу Г. Шмидт и 12 апреля того же года Парижской Академии наук Мария Склодовская-Кюри. А Э. Резерфорд показал, что так называемые урановые лучи — это на самом деле смесь излучений. Стало известно, что в их состав входят α-частицы, β-частицы и гамма-излучение.

Излучение, содержащее α- и β-частицы и γ-лучи, испускают естественные радионуклиды — уран, радий, торий, актиний, радон, торон. Поэтому на заре радиологии их использовали в качестве радиоактивных препаратов для лечения больных. Впрочем, их биологическое действие было не сразу оценено до конца. В апреле 1902 г. Беккерель по просьбе Пьера Кюри подготовил препарат радия для демонстрации его свойств на конференции. Он положил стеклянную трубочку с радием в карман жилета, где она находилась почти 6 ч. Спустя 10 дней на коже под карманом появилась эритема, а еще через несколько дней образовалась язва, которая долго не заживала. Встретившись с Пьером и Марией Кюри, Беккерель сказал: «Я очень люблю радий, но я на него в обиде».
Шутка Беккереля не была случайной. Остроумие находится в родстве с научной мыслью. Юмор свойствен ученым, в том числе физикам и медикам-радиологам. «Веселый куплет может опрокинуть трон и низвергнуть богов»,— говорил Анатоль Франс.

Итак, Беккерель открыл явление естественной радиоактивности.  Открытие рентгеновского излучения и естественной радиоактивности —звенья одной цепи, первые камни фундамента, на котором были построены и современная ядерная физика, и современная медицинская радиология.

Наступление продолжается. Врачи следуют за физиками

В течение полувека после открытия рентгеновского излучения и естественной радиоактивности стремительно развивалось наступление физиков на тайны микромира. Одно открытие влекло за собой другое. Сообщение А. Беккереля определило научную судьбу Марии Склодовской-Кюри. Она установила странный факт: урановая и ториевая руды оказались более «радиоактивными» (предложенный ею термин), чем чистый уран или торий. М. Кюри предположила, что в урановой руде должны содержаться очень радиоактивные примеси.

В оборудованной на собственные средства примитивной лаборатории М. Склодовская-Кюри и ее муж Пьер Кюри в продолжение 2 лет с поразительным упорством вели работу по изысканию этих примесей. «В этом скверном сарае,— вспоминала М. Кюри,— прошли лучшие, счастливые годы нашей жизни, целиком посвященные работе. Часто я тут же готовила себе и Пьеру что-нибудь покушать, чтобы не прерывать опытов. К вечеру я падала от усталости». Урановая руда была получена супругами Кюри в небольшом чешском городке Якимово. Она имела сложный состав и содержала большое количество элементов: серебро, висмут, барий, свинец и др. Каково же было изумление ученых, когда выяснилось, что выделенные ими из руды фракции бария и висмута также были радиоактивными, хотя чистый барий и висмут такими свойствами не обладают.

Гигантскую дальнейшую работу историки охарактеризовали как величайший научный подвиг. Переработав около 7 т руды, супруги Кюри получили около 1 г нового элемента, который оказался в миллион раз активнее урана. Этот элемент был назван ими «радий», что в переводе на русский язык означает «лучистый». Открытие радия и исследование его излучения явились новым скачком в атомной физике. «Великий революционер — радий» — так называли его ученые в начале XX века. Супруги Кюри были удостоены Нобелевской премии по физике. Затем ими был открыт элемент, обладавший еще более интенсивным, чем уран (в 10 млрд .раз), излучением. Он был назван полонием в честь Польши — родины М. Склодовской-Кюри. В 1911 г. ей была присуждена вторая Нобелевская премия, на этот раз по химии. В последующие годы были обнаружены все другие элементы, способные к самопроизвольному распаду. Они были названы естественными радиоактивными веществами.

А следом за авангардом физиков продвигался фронт врачей, инженеров и конструкторов, пытавшихся использовать новейшие достижения теории для практических медицинских целей. Применение в медицине рентгеновского излучения, как уже указывалось выше, началось уже в 1896 г. Первоначально рентгеновские снимки производились главным образом для распознавания металлических инородных тел, переломов и болезней костей. В дальнейшем были разработаны способы рентгенологического исследования сердца, легких, желудка и других органов. Одновременно исследователи приступили к глубокому изучению биологического действия рентгеновского излучения и излучения естественных радиоактивных веществ. В 1896—1899 гг. появились первые сообщения об успешном применении рентгеновского облучения для эпиляции (удаления волос) и лечения некоторых дерматозов, а также о попытках рентгенотерапии опухолей внутренних органов.

Дальнейшие физические и радиобиологические изыскания открыли новые возможности для медицинской радиологии. Исключительное значение имели работы Э. Резерфорда . В 1919 г. путем бомбардировки ядер атомов азота α-частицами он добился превращения их в ядра атомов кислорода, т. е. превращения одного химического элемента в другой. Полушутя, полусерьезно мы можем назвать Э. Резерфорда алхимиком XX века. Ученик Резерфорда академик П. Капица вспоминал, что его шефа прозвали крокодилом. По-видимому, потому, что он всегда целеустремленно продвигался вперед и не мог, как и крокодил, двигаться назад. А в 1920 г. Э. Резерфорд на заседании Британской ассоциации содействия развитию наук высказал предположение, которое, как это нередко
случается в науке, не было понято и оценено современниками. Ученый предположил, что в созданной им модели ядра атома существует некая гипотетическая частица, которая по массе равна протону (протон тоже был открыт Резерфордом), но в отличие от него не имеет заряда. Эту частицу Резерфорд предложил назвать нейтроном. В эксперименте обнаружил нейтрон ученик Резерфорда Д. Чэдвик. Открытие нейтрона позволило немецкому ученому В. Гейзенбергу и независимо от него советскому ученому Д. Д. Иваненко создать теорию строения ядра, которую в течение многих лет использовали в физике и радиологии. Поворотным пунктом в развитии ядерной физики явилось открытие искусственной радиоактивности супругами Ирен и Фредериком Жолио-Кюри. С целью получения нейтронов они облучали α-частицами различные элементы. При облучении алюминия оказалось, что наряду с нейтронами он испускает еще одну частицу — позитрон. Последующие опыты показали, что при облучении ряда элементов α-частицами рождаются новые химические элементы, которые обладают свойством радиоактивности. Впервые появилась возможность получать радиоактивные элементы искусственным путем. В 1934 г. супругам Жолио-Кюри за открытие искусственной радиоактивности была присуждена Нобелевская премия по химии.

Благодаря явлению искусственной радиоактивности  появились новые возможности в диагностике и лечении болезней человека. Началось производство разнообразных радиоактивных изотопов, стало возможным определять их местонахождение в человеческом организме. Метод радиоактивной индикации с использованием природных изотопов впервые применил ученый Дьердь Хевеши (позже он был награжден Нобелевской премией в области физики) в 1913 г. В 1922 г. Антуан Лекассань сформулировал принцип радиографии. В 1936 г. физик Карл Давид Андерсон получил Нобелевскую премию за открытие позитрона, без чего не было бы возможным создание позитронло-эмиссионной томографии (ПЭТ). Так возникли предпосылки для развития радиоизотопной диагностики (ядерной медицины).

Еще один принципиальный шаг на пути становления радиологии сделал американский физик Э. Лоуренс. В 30-е годы он выдвинул идею ускорения элементарных частиц для придания им высоких энергий. Вскоре Лоуренс воплотил идею в жизнь, построив циклотрон, за что был удостоен в 1939 г. Нобелевской премии. Циклотрон стал одним из основных источников получения искусственных радиоактивных элементов и генерации электромагнитных излучений высоких энергий. Появились даже специальные циклотроны медицинского назначения.

Другой физик — итальянец Э. Ферми — предложил эффективный способ получения искусственных радиоактивных элементов посредством облучения стабильных элементов нейтронами. Удостоенный за это открытие Нобелевской премии Ферми был вынужден эмигрировать из фашистской Италии в США, где в 1944 г. запустил первый в мире атомный реактор. Многие радионуклиды получают ныне в атомных реакторах.

В 1929 г. немецкий врач Вернер Форсманн  впервые в мире выполнил на себе катетеризацию правых отделов сердца. В 1956 г. он вместе с двумя другими учеными (А. Курнандом и Д. Ричардсом) получил Нобелевскую премию по медицине за разработку метода ангиографии. Первые ангиографии были выполнены еще до второй мировой войны Э. Моницем и Дос Сантосом (1927 и 1929 гг.).

После второй мировой войны началось быстрое развитие ангиографии и радионуклидной диагностики. В 1953 г. шведские ученые — И. Эдлер и К.Х. Герц — получили первое ультразвуковое изображение сердца. В 1964 г. американский врач Чарльз Доттер и его ассистент М. Джадкинс впервые в мире смогли пройти проводником (специальной металлической струной для катетеризации сосудов по методике С. И. Сельдингера. предложенной в 1953 г.) просвет окклюзированной подвздошной артерии, что дало толчок развитию новой области медицинской диагностики — интервенционной радиологии. Триумфальный успех швейцарского врача Андреаса Грюнтцига,   который   в   1977   г. впервые выполнил баллонную ангиопластику коронарной артерии, закрепил лидирующее положение интервенционной радиологии в лечении многих заболеваний.

В 1963 г. Дж. Ангер разработал сцинтилляционную камеру, заложив техническую основу метода радионуклидной визуализации — сцинтиграфии.

В начале 1970-х гг. произошло событие, резко изменившее представления медицинской общественности о возможностях лучевой диагностики.

В 1971 г. в Лондоне был установлен прототип рентгеновского компьютерного томографа. Он был создан инженером Годфри Хаунсфилдом , работавшим в звукозаписывающей компании ЭМИ (отсюда первое название аппарата — ЭМИ-сканер). Ученые, преодолев серьезные технические трудности, в 1975 г. создали рентгеновский компьютерный томограф для исследования всего тела. За создание метода компьютерной томографии Годфри Хаунсфилду и Алану Кормаку в 1979 г. была присуждена Нобелевская премия по медицине.

Основы другой топографической методики — магнитно-резонансной томографии (МРТ) — заложили работы двух Нобелевских  (лауреатов - физиков Ф. Блоха и Э. Парселла (1952 г.), открывших эффект ядерного магнитного резонанса (ЯМР).

В 1973 г. физик Поль Лаутербур создал методику пространственной локализации МР-сигнала и получил первые изображения тест-объектов. В 1977 г. американский врач Р. Дамадьян выполнил первые МР-томограммы животных и человека. С этого периода началось быстрое внедрение магнитно-резонансной томографии  в диагностику. В 1979 г. швейцарский исследователь Р. Эрнст получил Нобелевскую премию по химии за разработку методов МР-спектроскопии, а в 2003 г. Нобелевская премия по медицине была вручена П. Лаутербуру и П. Мансфилду за разработку МРТ.

Два рождения отечественной радиологии

В первых рядах физиков и врачей, применивших рентгеновское излучение и лучи радия для диагностики и лечения болезней, были русские ученые. Они встретили открытие Рентгена с энтузиазмом. Уже 12 января 1896 г. в Петербургском университете был сделан первый снимок кисти, а 16 января — снимок улучшенного качества. 16 января Н. Г. Егоров произвел аналогичный снимок в Медико-хирургической академии, а П. Н. Лебедев - на кафедре физики Московского университета.

В первых числах февраля Рентген получил телеграмму из Петербурга: «Петербургская студенческая молодежь, собравшаяся в Физической лаборатории СПб. Ун-та на блестящую демонстрацию рентгеновых лучей проф. Боргманом и его ассистентами Гершуном и Скобельцыным, горячо приветствует проф. Рентгена с его открытием». Рентген ответил студентам благодарственным письмом. В феврале 1896 г. начались систематические рентгенологические исследования больных в Медико-хирургической академии в Петербурге, а несколько позднее — на медицинским факультете Московского университета.

Одновременно А. С. Попов - изобретатель радио - изготовил первую рентгеновскую трубку и выполнил исследование раненного дробью. Свои работы он проводил в Военно-морской электротехнической школе в Кронштадте, где служил преподавателем минного офицерского класса.  А. С. Попов сконструировал также первый отечественный рентгеновский аппарат, при помощи которого производил диагностические снимки.
Благодаря работам и конструкциям А. С. Попова рентгеновские аппараты были установлены на кораблях русского военно-морского флота, врачам которого принадлежит приоритет в медицинском применении новых лучей в боевых условиях.

Сохранились документы, свидетельствующие о том, что В. С. Кравченко, будучи старшим врачом крейсера «Аврора», во время  Цусимского сражения  исследовал при помощи рентгеновских лучей 40 из 83 имевшихся на борту раненых. Он писал впоследствии, что оказывал также медицинскую помощь пострадавшим на крейсеpax «Олег» и «Жемчуг». «Мне это страшно облегчило работу, — писал В. С. Кравченко, — а раненых избавило от лишних страданий — мучительного отыскивания осколков зондом. Результаты превзошла все мои ожидания».

Проводились рентгенологические исследования русских раненых и в осажденном Порт-Артуре.

Очень рано обратили внимание на значение рентгеновских лучей отечественные ученые Н. В. Склифосовский и В. Н. Тонков. Последний применил эти лучи для изучения анатомии человека. Это были, по-видимому, первые в мире рентгеноанатомические  исследования.

Проф. А. И. Лебедев выступил 1 февраля 1896 г. на заседании Петербургского медико-хирургического общества и поставил вопрос о применении рентгенологического метода в акушерстве и гинекологии. Он продемонстрировал рентгенограмму препарата внематочной беременности. 13 февраля того же года В. Н. Тонков в Медико-хирургической академии доложил о рентгенологическом изучении роста костей. Ему принадлежат вещие слова: «... до открытия Рентгена анатомия была наукой о строении  мертвых элементов. В свете рентгеновских лучей она стала анатомией на живом для живого». Большое значение для радиобиологии и лучевой терапии имели работы И. Р. Тарханова, Е. С. Лондона, М. Н. Жуковского. С. В. Гольберга, изучавших биологическое действие ионизирующих излучений.

К сожалению, в царской России не было условий для развития медицинской радиологии — электротехнической промышленности практически не существовало. Рентгеновские кабинеты отличались самым примитивным оборудованием, причем меры защиты от излучения не соблюдались. Во всей стране было лишь несколько десятков врачей-рентгенологов. Становление медицинской радиологии как самостоятельной научной и клинической дисциплины произошло только после первой мировой войны. Радиологи рассматривают это как второе ее рождение.

В  начале   1918  г.   рентгенолог  Женского медицинского института в Петрограде М. И. Неменов обратился к народному комиссару просвещения А. В. Луначарскому с предложением об организации научно исследовательского рентгенологического и радиологического института. «Бурное революционное время,— писал впоследствии М. И. Неменов.— Время от времени где-то потрескивают выстрелы. Кабинет народного комиссара по просвещению на Чернышевском переулке. Я делаю краткий десятиминутный доклад о жалком положении рентгенологии в России и о той роли, которую она должна играть для советской науки, для советской медицины. Я выхожу из кабинета А. В. Луначарского с принципиальным постановлением об организации в Петрограде крупного научно-исследовательского института, посвященного вопросам рентгенологии и радиоактивности, первого научно-исследовательского учреждения, созданного Советской властью». Добавим, что при новом институте  была создана первая в мире рентгенологическая клиника.

В 1921 г. М. И. Неменов был награжден орденом Трудового Красного Знамени -первым среди советских ученых.

В 1919 г. в Институте усовершенствования врачей в Петрограде была учреждена первая кафедра рентгенологии, которую возглавил А. К.  Яновский. С 1920 г. стал выходить журнал «Вестник рентгенологии и радиологии». В последующие годы в различных городах нашей страны были организованы институты рентгенологии (Москва, Киев, Харьков, Одесса, Ереван, Тбилиси и другие центры). В годы первых пятилеток были созданы заводы рентгеноаппаратостроения.

В развитии рентгенологии  особую роль сыграл выдающийся клиницист-рентгенолог проф. С. А. Рейнберг.

В годы Великой отечественной войны развивалась  военно-полевая рентгенология,   как новая организационно-тактическая система.  Послевоенные годы ознаменовались быстрым развитием рентгеновской сети, созданием специализированных радиологических отделений, немалыми успехами в совершенствовании лучевых методов диагностики и лечения болезней. В 60—80-е годы эра традиционной рентгенодиагностики стала постепенно сменяться эрой комплексных лучевых технологий. В медицинскую практику начали входить новые методы лучевого исследования: ангиография, радионуклидная и ультразвуковая диагностика, компьютерная рентгеновская томография.

Список литературы

Цитатник

Гиппократ называл природу "справедливой", ибо она лучше любого художника добилась точных пропорций, создавай тела человека и животных.

Гален

Коллеги и партнеры