Проект кафедры истории медицины Московского государственного медико-стоматологического университета им. А.И. Евдокимова
 

Гигиена

Введение

Гигиена (от греч. Hygieinos – здоровый) – область медицины, изучающая влияние условий жизни и труда на здоровье человека и разрабатывающая меры профилактики заболеваний, обеспечения оптимальных условий существования, сохранения здоровья и продления жизни. Относится к наиболее древним отраслям медицинских знаний.

Зачатки предупреждения болезней и укрепления здоровья людей существовали задолго до научной гигиены и заимствовались из сокровищницы народной мудрости, основываясь, главным образом, на житейском опыте. Это был эмпирический, созерцательный период развития гигиены, когда рациональные приемы и сведения закреплялись религиозными предписаниями, законодательными актами и правилами, содержались в соответствующих трактатах, летописях, сочинениях и канонах.


Общеизвестно, что целью медицины является сохранение, укрепление и восстановление здоровья людей. Эта цель достигается двумя методами: лечением заболевших людей и предупреждением болезней, преждевременного изнашивания и старения организма. Соответственно этому в медицине с глубокой древности формировались и два больших направления — лечебное (клиническая медицина) и профилактическое (профилактическая медицина), родоначальницей которого является гигиена.


Слово «гигиена» (от греч. hygienos — целебный, содействующий здоровью) связано с именем древнегреческой богини здоровья Гигиен, дочери реально существовавшего «великого и беспорочного» (по Гомеру) греческого врача Асклепия (в римской мифологии — Эскулапа), обожествленной вместе с отцом. Как утверждает известный историк медицины профессор Э. Д. Грибанов, «...важнейшей фигурой среди божественных детей Асклепия является его старшая дочь Гигиея — богиня здоровья. От ее имени произошло слово «гигиена». ... Она всегда была богиней — попечительницей здоровья людей, олицетворяла чистый воздух и целебные источники» 123].
Греки изображали Гигиею в виде молодой цветущей женщины в тунике с чашей в руке и нависающей над ней змеей. Ее классический облик, стоящей или сидящей, дошел до нас в различных скульптурах и изображениях, на античных монетах и медалях. Так, на некоторых наградных серебряных и бронзовых медалях XIX века «за успехи в науках», ежегодно выдававшихся студентам медико-хирургических академий Петербурга и Вильно, изображена сидящая Гигиея с чашей и змеей с сопровождающей надписью «Воспитаннику, подающему надежды быть хранителем народного здоровья».


Известным скульптором Д. И. Иенсеном и знаменитым петербургским архитектором А. И. Штакеншнейдером был создан памятник — фонтан Гигиен, являющийся одним из памятников скульптуры Санкт-Петербурга XIX века. Весьма символично, что этот памятник ныне установлен в сквере у главного входа в Военно медицинскую академию, в стенах которой с момента ее образования началось преподавание профилактических знаний, а затем была образована первая в России самостоятельная кафедра общей, военно-сухопутной и военно-морской гигиены.


Глубоко символичен смысл неизменного атрибута Гигиен — чаши, из которой она поит или кормит змею или жертвенных животных. В чаше содержится напиток жизни, а в нем — ядовитые начала, болезни и страдания, которые могут погубить людей. Ползущая по руке Гигиен змея, олицетворяющая мудрость, собирается выпить содержимое чаши и обезвредить ядовитые начала — символ того, что только с помощью науки, учения (мудрости) можно избавиться от болезней.


На статуях Гигиеи обычно писалась и молитва, обращенная к ней: «Ты, наиболее высокочтимая из всех небожительниц — богиня здоровья! Помоги мне с твоею помощью закончить земную нить своей жизни. Будь ко мне благосклонна впредь и будь моей помощницей в доме. Никогда не было бы счастья, если бы ты не оказывала на то свое благоволение».


Общеизвестна клятва Гиппократа, которая начиналась словами: «Клянусь Аполлоном врачом, Асклепием, Гигиеей и Панацеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство ...». Естественно, что эта клятва предполагает и посильное стремление к достижению конечной цели гигиены, которую образно определил один из зачинателей ее экспериментального направления Э. Парке (1869): «...сделать развитие человека более совершенным, упадок жизни менее быстрым, жизнь более сильною, смерть более отдаленною».


Элементы законодательства, направленного на охрану жизни и здоровья человека, обнаруживаются еще в исторических памятниках многих культурных народов древнего мира. Археологические раскопки, произведенные в Индии, показали, что за 3000 лет до н. э. населенные места в долине реки Инд располагали общественными банями и благоустроенными ринками. В китайском сборнике песен и гимнов Ши-цзин, составленном в XI-VII веках до н. э., приводится ряд сведений, относящихся к санитарной культуре населения: требования к воде, жилищам, продуктам питания, гигиене населенных мест. Территории китайских поселений подвергались мелиорации, на площадях и улицах имелись мостовые, жилые дома отапливались внутри стенным и трубами («канами»). Древние египтяне верили в воздействие могучих сил природы на все проявления жизни: здоровье и болезни, жизнь и смерть, по их представлениям, были связаны с такими факторами окружающей среды, как воздух и вода. У древних греков гигиенические наблюдения обобщались в научные труды и трактаты. К их числу относятся первые дошедшие до нас письменные гигиенические произведения знаменитого врача древности Гиппократа (460—377 годы до н. э.) — трактаты «О воздухе, водах и почвах», «О здоровом образе жизни», в которых, говоря о причинах, порождающих болезни, он указывал на важное значение условий окружающей среды, а в предупреждении и лечении болезней видное место отводил гигиеническим мероприятиям. Он писал, что болезнь есть результат жизни, противоречащей природе, поэтому врач, чтобы исполнять свои обязанности, должен тщательно наблюдать, как человек относится к пище, питью и всему, что его окружает. Позже «теорию среды» развивали Платон, Аристотель и другие.


Древние римляне, унаследовавшие греческую культуру, отличались не только высоким уровнем личной гигиены представителей господствующих классов (культура тела, физическое воспитание, рациональное питание), но и осуществляли крупные общественные санитарно-технические мероприятия: строительство городских водопроводов и канализации, общественных бань (терм) и т. п. Только в самом Риме было построено 14 крупных и около 20 мелких водопроводов, за десятки километров доставлявших в город около 1,5 млн. м3 горной ключевой воды в год. Когда река Тибр очень сильно загрязнялась поступавшими в нее канализационными сточными водами, ими поливали сады и поля, окружавшие город. Сохранились и поныне остатки грандиозных акведуков и крупнейшей канализации, построенных в Древнем Риме. Своеобразную культуру, свидетельствующую об относительно высоком уровне гигиенических знаний, создали народы Средней Азии. Например, на территории древнего Хорезма обнаружены остатки благоустроенных городов, обеспеченных водой и простейшими устройствами сбора нечистот.


В средние века вместе с упадком древних государств и древней античной культуры почти полностью были преданы забвению многие положения древней гигиены. Раздробленность государств, постоянные междуусобицы, войны и грабежи в эпоху феодализма тормозили развитие науки вообще и гигиенических знаний в частности Христианство, распространившееся к тому времени по всей Европе, с его аскетическим учением и проповедью полнейшего презрения к здоровью человека, самобичевания, самоотречения и самоистязания, суеверием и мистикой убило те слабые ростки личной гигиены и физической культуры, которые наблюдались в древности, объявляя заботу о теле делом второстепенным и даже греховным.


В соответствии с аскетическим мировоззрением, внушаемым господствовавшей тогда католической церковью, и общественно-экономическими условиями формировались жизнь и быт людей. Средневековые города отличались скученностью построек, крайней загрязненностью улиц и площадей и отсутствием санитарно-технических сооружений. Высота домов и очень узкие улицы мешали солнечному свету проникать в дома. Хозяйственно-бытовые воды и нечистоты, как правило, выливались и выбрасывались на улицу. Санитарное неблагополучие, грязь и  нечистоплотность, отсутствие у населения элементарных гигиенических навыков способствовали возникновению и распространению опустошительных эпидемических заболеваний—оспы, тифов, чумы, проказы, венерических болезней и др.— и вымиранию громадных масс населения. Только в XIV веке «черная смерть» (чума) унесла 25 млн. человек, то есть четвертую часть всего населения Европы.


Лишь отдельные очаги науки и культуры продолжали хранить и развивать наследие ученых древности. Знаменитый ученый, сыгравший выдающуюся роль в развитии медицины на Востоке, Абу-Али ибн-Сина, известный в Европе под именем Авиценны (980—1037) разработал многие гигиенические правила об устройстве и содержании жилищ и одежды, питании детей и стариков, указал на возможность распространения болезней через воду и почву. Среди его многочисленных трудов особое место занимает «Канон врачебной науки», который в течение многих столетий был обязательным руководством при изучении медицины не только в странах Востока, но и в западноевропейских университетах.


Идеи Гиппократа и Галена получили широкое развитие в существовавшем с IX века университете в Салерно (Италия). В истории медицины высоко оценивается разработанный в его стенах Салернский кодекс здоровья, представляющий свод гигиенических правил и предписаний.

В эпоху Возрождения (XV-XVI века), последовавшую за тысячелетним периодом средневековья и явившуюся результатом зарождения капиталистического способа производства, началось развитие наук и искусства, в том числе и современного естествознания. Медицина начала преодолевать схоластические, религиозные представления о болезни и ее причинах, функции и строении организма и постепенно становится на естественнонаучный путь развития. Возросло внимание к проблеме личной и общественной гигиены, что нашло отражение в «Утопии» Т. Мора (1516) и «Городе Солнца» Т. Кампанеллы (1623). Врач и химик Парацельс (1493—1541) изучает болезни обмена веществ, вопросы медицинской химии и профессиональные заболевания горнорабочих. Врач и астроном Д. Фракасторо (1478—1553), обобщая наблюдения над путями распространения инфекций, пишет трактат «О заразных болезнях» (1546), а врач Б. Рамаццини (1633—1714) показал связь между условиями труда и заболеваемостью ремесленников различных профессий в трактате «О болезнях ремесленников» (1700). В труде прусского пастора И. Р. Зюссмильха «Божественный порядок в изменениях человеческого рода» (1742) показано, что на рождаемость и смертность населения оказывают влияние окружающие человека природные, бытовые и культурные условия, и тем самым было положено начало медико-санитарной статистике и демографии.

 

Развитие военной гигиены в России

В России, как и в других странах, зачатки эмпирических гигиенических знаний возникли очень давно, еще в Киевской и Новгородской Руси. Достаточно высоким для своего времени был уровень санитарной культуры древнерусских городов. В Новгороде, Суздале и Москве существовали деревянные мостовые (X—XII века), в Соловецком монастыре, Троице-Сергиевской и Киево-Печерской лаврах были устроены водопроводы. В 1631 году в Москве был построен самотечный водопровод из свинцовых труб.


Археологические раскопки показали, что древнерусские города имели радиально-кольцевую планировку. Центральная часть города (кремль) обеспечивалась водопроводом и примитивной системой сбора и удаления нечистот. Нередко встречались деревянные мостовые и дорожки для пешеходов. Кроме того, при застройке предусматривалось создание больших площадей, отсутствовавших в западноевропейских городах раннего средневековья. В городах Древней Руси было широко распространено мытье в банях, а в литературных памятниках обнаруживается целый ряд гигиенических указаний. В 1650 году в Москве, на 130 лет раньше, чем в Париже, было за­прещено выливать помои и нечистоты на улицы города.


В трактате о быте зажиточной русской семьи «Домострой» (1540), являющемся сводом житейских правил и наставлений, много внимания уделяется опрятности и чистоте, особенно в обращении с пищевыми продуктами.


С началом формирования Московского государства возникла потребность в научных знаниях и врачебных кадрах. Основанный в начале XVII века Аптекарский приказ для медицинского обслуживания московского царя, его семьи и приближенных позже распространяет свою деятельность на все государство. При Петре I он был переименован в Медицинскую канцелярию, возглавлявшуюся врачом. Издается ряд указов о здоровье населения, в частности о надзоре за санитарным состоянием городов (1737), о санитарных условиях на суконных фабриках («Регламент», 1741), об обязательном извещении в случае заразных болезней («Наказ губернаторам и вое­водам», 1743).
В трудах М. В. Ломоносова (1711—1765) были затронуты вопросы гигиены народного быта и питания населения, мореходства в северных морях, проблемы гигие­ны труда в горнорудной промышленности и т. п. Существенный вклад в развитие гигиенических знаний в России внесло созданное в 1765 году Вольное экономическое общество, проводившее конкурсы на гигиенические темы. В трудах общества публиковались актуальные для своего времени сочинения — «Об очищении воздуха в жилищах» (В. X. Фриде), «О способах очищения воды» (П. Карачаров) и другие.


Первые указания об оздоровительных мероприятиях в войсках в форме религиозных требований относятся к глубокой древности. Указания о содержании в чистоте лагерных стоянок, питании воинов и дезинфекции захваченной у неприятеля до­бычи можно найти у древних народов. Элементарные понятия о важном значении профилактики в войсках были известны персам и грекам. Относительно высокой степени развития военная санитария, основанная на данных эмпирического наблю­дения, достигла у римлян . Первые войсковые врачи появились в римских войсках в I веке нашей эры. Они привлекались в армию только на время похода в качестве временно наемных людей. Начало военно-медицинской организации по времени совпадает с учреждением постоянной армии при императоре Августе. В сочинениях Варрона и Вегеция дается описание гигиенических мероприятий, проводившихся в римских войсках: оздоровление лагерных стоянок, снабжение войск доброкачественной водой, меры предупреждения заразных болезней и пр. Относительно большое внимание к санитарному обслуживанию римских войск объясняет, почему последние сравнительно мало страдали от эпидемий, несмотря на постоянные походы и длительные пребывания на территориях, где среди населения имело место широкое распространение заразных заболеваний.


С падением Римской империи все достижения в области военной гигиены были утрачены и на долгое время забыты.
В феодальную эпоху научно образованных врачей в войсках не было. В дружинах европейских феодалов санитарные мероприятия фактически не проводились. Первые попытки медицинской организации в европейских войсках встречаются лишь в конце XV века в Испании, во Франции и в Священной Римской империи.


Появление огнестрельного оружия привело к изменению системы организации и комплектования армии. Место феодального ополчения заняла армия наемников из профессиональных воинов. В войсках появились врачи, в задачу которых входило не только лечение больных и раненых, но и наблюдение за санитарным состоянием мест размещения. В результате многочисленных эпидемических заболеваний была установлена прямая связь между заболеваемостью военнослужащих и санитарным состоянием лагерных стоянок, качеством воды и состоянием питания, а также заболеваемостью населения в местах расквартирования войск. Было доказано санитарное значение чистого воздуха в жилищах для солдат и влияние загрязнения мест лагерных стоянок на развитие кровавых поносов, были предложены средства обеззараживания нечистот известью и воды — кипячением или добавлением купоросного масла.
Попытка определить гигиенические задачи военных медиков была сделана в сочинении Р. Фора «Войсковая медицина» (1681). Согласно концепции автора, военный медик должен быть прежде всего гигиенистом, обязанным указывать своему командиру на санитарные недочеты, угрожающие здоровью солдат, и рекомендовать пути устранения этих недочетов. Сформулированные более 300 лет назад, эти мысли сохранили свою актуальность и значимость и в настоящее время.


Однако по причине низкого уровня медицинских знаний, а также неблагоприятных условий для проведения оздоровительных мероприятий в войсках, роль военных врачей этой эпохи была весьма ограниченной, чем и объясняется практически полное отсутствие каких-либо сведений о попытках противодействия распространению болезней с использованием профилактических мероприятий. Не случайно санитарное состояние армий, несмотря на усилившееся внимание к вопросам медицинского обслуживания, было неудовлетворительным, свирепствовавшие болезни, в особенности эпидемического характера, находили в армейской среде достаточно благоприятные условия.


Комплектование армий ведущих европейских стран по принципу всеобщей воинской повинности, прогресс военной техники, внедрение новых типов оружия, развитие транспорта и средств связи, массовость армий привели не только к усложнению армейской организации, но и к обострению проблемы ее комплектования физически полноценными кадрами. В военном деле в полной мере было оценено практическое значение гигиены, а гигиенические мероприятия были признаны мощ­ным фактором сохранения здоровья и повышения боеготовности войск.


Бурное развитие экспериментального направления в гигиене, создавшее твердую научную базу для проведения профилактических мероприятий в армии, получило в трудах и практической деятельности выдающегося ученого-гигиениста М. Петтенкофера и созданной им школы гигиенистов. Его многочисленные методические работы по исследованию отдельных элементов внешней среды (воды, воздуха, пищи, почвы) превратили гигиену в точную науку и отвечающую насущным потребностям жизни людей санитарную практику. В 1865 году на медицинском факультете Мюнхенского университета М. Петтенкофер организует первую в истории медицины кафедру гигиены.


К этому же времени относится деятельность многих крупных ученых-микробиологов, физиологов и гигиенистов (Л. Пастера, Р. Коха, К. Фойта, Этуотера, Рубнера и ряда других). Их открытия в области микробиологии (Л. Пастер, Р. Кох), исследования качественной и количественной стороны питания, нормирования энергетической ценности пищи (К. Фойт), энергетического обмена и изодинамии питательных веществ (Этуотер, Рубнер) не только заложили научную основу гигиены как профи­лактической медицинской дисциплины, но и были широко использованы для обос­нования войсковых санитарных норм. В частности, эти нормы были положены в основу казарменного и лагерного строительства, вентиляции жилых и оборонительных сооружений, обоснования режима питания военнослужащих, обмундирования и снаряжения, очистки и обеззараживания воды в поле и казарме, рациональной системы удаления нечистот, маршевой нагрузки.


Итог эмпирическому, созерцательному этапу развития гигиены, основанному на житейском опыте, был подведен двумя капитальными научными трудами — шеститомным сочинением Й-П. Франка «Полная система медицинской полиции» (1788) по всем вопросам общественной гигиены и работой X. В. Гуфеланда «Искусство продлить человеческую жизнь, или макробиотика» (1796) по вопросам личной гигиены и соблюдения здорового образа жизни. Уместно заметить, что личная гигиена, индивидуальная профилактика, как одно из направлений гигиены на ранних этапах ее развития, была тесно связана с лечебной медициной и носила различные названия: «гигиастика», «диететика» (в широком смысле слова охватывавшая все вопросы образа жизни, а не только питания), «макробиотика» и др. Это была своего рода «частная» гигиена содержание которой сводилось к собранию разнообразных правил, рекомендаций, рецептов и советов (в том числе даже и по «гигиене» страстей), направленных на сохранение здоровья отдельных субъектов, и отражало индивидуалистический, частнособственнический характер лечебной медицины и медицинской помощи того периода.
Первыми крупными сочинениями, в которых были научно обоснованы положения, базирующиеся на точных экспериментальных исследованиях, для решения новых задач, стоящих перед гигиенической наукой и практикой, были руководство по гигиене М Леви (1844) и руководство по экспериментальной гигиене Э. Паркса (1854).


Характеризуя значение военной гигиены для сохранения боеспособности армии, один из старейших военных гигиенистов К. Кирхнер в середине XIX века писал: «Чем величественнее и сложнее делаются задачи армии, тем более они всегда требуют и большего расхода сил, который неизбежно ведет к истощению, если служебные способности не будут предохранены от влияния вредных условий. Эта предохранительная сила есть «военная гигиена; исследование законов природы и приложение ее несчетных даров в области военно-санитарной части содействуют полному развитию выдержки, силы и бодрости, делающих его способным к достижению его высокой цели» (1871).


Гигиеническая регламентация основных сторон быта и боевой деятельности войск привела к расширению круга обязанностей войскового врача по сохранению здоровья войск. На военных врачей были возложены функции медицинского контроля за размещением, питанием, водоснабжением, физической нагрузкой и физиче­ским состоянием войск. В основу предупреждения инфекционных болезней в войсках были положены гигиенические мероприятия, к которым позднее присоедини­лись и меры специфической профилактики.
Прогресс гигиенической науки и широкое внедрение гигиенических мероприятий в практику медицинского обеспечения войск сказались на существенном уменьшении заболеваемости и смертности в войсках.


Следует подчеркнуть, что в дальнейшем развитие гигиены на Западе осуществлялось преимущественно в эпидемиологическом и санитарно-техническом направлениях, тогда как общественная ее значимость существенно снизилась.
До XVII века в русских войсках отсутствовала, какая бы то ни была медицинская организация. Непрерывный рост регулярной армии, обусловленный многочисленными и продолжительными кровопролитными войнами, неизбежно вызывал усиленную потребность и в медицинском персонале. Как свидетельствуют исторические факты, необходимость предоставления квалифицированной медицинской помощи ратным людям начала осознаваться на государственном уровне еще при первых зачатках организации регулярного войска. Совершенно недостаточными были познания доморощенных медиков, кругозор которых по специальности ограничивался степенью выучки в монастырях или даже только знахарством.


Потребность в научных медицинских знаниях и врачебных кадрах возникла с началом формирования Московского государства. Аптекарский приказ, основанный в начале XVII столетия для медицинского обслуживания московского царя, его семьи и приближенных, начинает распространять свою деятельность на все государство и прежде всего на войско.


В 1605 году по приказу Бориса Годунова были отправлены медики, необходимые «лекарства и все нужное для спасения болящих» в войска, осаждавшие Кромы и оказавшиеся «жертвою повальной болезни: смертоносного мыта» (дизентерии).
В 1616 году были учреждены должности полковых врачей, а во второй четверти XVII века врачебные должности были предусмотрены во многих полках, особенно иноземных.


При Петре I Аптекарский приказ был переименован в Медицинскую канцелярию и во главе ее поставлен врач. Реформированная Петром I молодая русская армия стала и количественно большей, чем у его предшественников, и качественно с ней несравнимой. Солдат стал обучаться военному искусству, его значимость для государства возросла, и, естественно, возросла забота о нем. В соответствии с воинским Уставом 1716 года впервые именно в русской армии были введены должности дивизионных врачей, 'полковых врачей (лекарей) и ротных фельдшеров. Полковым лекарям вменялась, кроме того, обучение ротных фельдшеров медицинскому делу, «...не только для одного бритья солдатского употреблять, но и учить их лекарскому делу, и чтоб со тщанием ходили за больными и ранеными» (55).


Необходимость пополнения врачебных кадров из рядов младшего медицинского персонала диктовалась малочисленностью контингентов выпускников первой русской школы врачебного искусства при Московском «гофшпитале», длительностью их обучения (7 лет) и ведением преподавания на голландском и латинском языках. Покрытие недостатка в медицинских работниках путем привлечения их из-за рубежа хотя и широко практиковалось, но испытывались постоянные затруднения в связи с необходимостью высокой их оплаты. Попытки ликвидировать дефицит медицинского персонала обучением в заграничных университетах достаточного количества русских юношей, субсидируемых правительством, не увенчались успехом из-за скуд­ности отпускаемых для этой цели средств ни при ближайших преемниках Петра I, когда на обучение посылали в Лондон и Париж, ни сто лет спустя, когда обучающиеся посылались Екатериной II в Лейпциг.


Естественной альтернативой решения вопроса о подготовке национальных медицинских кадров стало расширение сети отечественных медицинских учебных заведений. Именно этот путь давал надежду изжить «наивящий недостаток в добрых и довольных лекарях при войсках и на море и на сухом пути» .


Несмотря на увеличение численности врачебных кадров в армии, они, однако, вплоть до 1797 года занимались исключительно лечебным делом. Попечение о быте солдат возлагалось на командиров, причем известные российские военачальники неоднократно и на деле сами проявляли заботу о солдатах и того же требовали от подчиненных. Классическим примером тому является большое внимание, которое гигиеническим вопросам уделял великий русский полководец А. В. Суворов. Из семи условий достижения побед, перечисленных в «Науке побеждать», три относятся к состоянию здоровья: чистота, опрятность, здоровье. Впервые в отечественной армии «чистоте, опрятности и здоровью» отводилось равное место, наряду с «субординацией, экзерцицией и дисциплиной», в деле достижения победы, то есть конечного результата деятельности войск.


Штаб-лекарь А. В. Суворова Е. Белопольский в «Правилах медицинским чинам» предписывал искать причины заболеваемости «между здоровыми, в полках, батальо­нах, ротах, капоральствах и разных отдельных командах».
В приказе от 16 мая 1778 года А. В. Суворов требовал обращать внимание на качество пищи и питья, правильную пригонку обмундирования и обуви, «...исследо­вать их (русских солдат) пищу, питье, строение казарм и землянок, пространство и тесноту, чистоту, поварскую посуду, разные изнурения». Несмотря на низкий уровень культуры в крепостной России, недостаток врачей и слабую их профилактическую подготовку, А В. Суворов добился больших результатов в области оздоровления своих войск.


Наиболее ранней русской работой по военной гигиене является руководство А. Бахерахта «Способ к сохранению здравия морских служителей, и особливо в Рос­сийском флоте находящихся» (1780). Автором руководства предпринята попытка внедрения предупредительных мероприятий в российском флоте, а следовательно, и в российской армии. Им подробно изучены условия корабельной жизни, неблагоприятно отражающиеся на здоровье матросов, и дана следующая схема «доброго порядка жизни» солдата: «... добрые покои, добрая пища, свежий и сухой воздух, достаточная одежда, телесным силам соразмерное движение и работа, довольное от­дохновение ночью, удаление от пьянства, неотлагание в начатии такого порядка, ко­торый нужно содержать усердно и беспрерывно». Эта схема, несмотря на ее более чем двухсотлетнюю давность, не утратила своего значения до настоящего времени.
В 1813 году издается вторая оригинальная русская работа по гигиене «Карман­ная книга по военной гигиене или замечания о сохранении здоровья русских сол­дат», написанная доктором медицины и хирургом Медико-хирургической академии И. И. Энегольмом. В ней даны подробные указания о сбережении здоровья солдат в мирное и военное время, касающиеся размещения войск, их питания и водоснаб­жения, режима труда и отдыха, в том числе и рациональные меры профилактики цинги.


Состоящий из трех частей («эпох»), каждая из которых соответствует одному из трех основных периодов воинской службы — во время мира, похода и сражения, этот замечательный для своего времени труд не потерял значения до настоящего вре­мени (160|
В годы Отечественной войны 1812 года русские военные врачи отчетливо пред­ставляли себе важное значение гигиенических мероприятий в войсках, знали о при­чинах таких массовых заболеваний военного времени, как цинга, и умели с ними бороться. В наставлении о мерах борьбы с цингой, составленном главой военно-ме­дицинской организации русской армии этого периода Я. В. Виллие и разосланном в различные учреждения военного ведомства, говорилось о недостатке свежих ово­щей и квашеной капусты как главной причине этого весьма распространенного в то время заболевания.


Как заповедь врача, не утратившую своего значения и в наши дни, следует рас­сматривать высказывание выдающегося терапевта М. Я. Мудрова, который впервые в России преподавал в 1809—1831 годах систематический курс военной гигиены в Московском университете: «Взять в свои руки людей здоровых, предохранять их от болезней наследственных или угрожающих, предписывать им надлежащий образ жизни. Ибо легче предохранять болезни, нежели их лечить. И в сем состоит первая его обязанность».
В 1809 году вышла в свет в виде отдельной книги, во многом способствовавшей развитию дела охраны здоровья личного состава армии, его знаменитая актовая речь под названием «Слово о пользе и предметах военной гигиены или науки о сохра­нении здоровья военнослужащих» . «Военная гигиена,— говорится в этой книге,— полезна каждому, начиная от унтер-офицера до генерала, чтобы беречь свое и своих подчиненных здоровье и учить их сохранять оное». И далее: «Полковых лекарей и дивизионных докторов должность есть не столь лечить, сколько предупреж­дать болезни, а тем более учить солдат беречь свое здоровье. Сытые и здоровые солдаты суть храбры, в трудах неутомимы и, следовательно, непобедимы».


М. Я. Мудров считается одним из первых ученых-медиков России, серьезно за­нимавшимся вопросами военной гигиены и преподававшим ее в виде отдельного курса в высшей школе. Он рассматривал военную гигиену как одну из четырех дисциплин, составляющих военную медицину, наряду с военной терапией, военной хирургией и военной фармакологией. Ему принадлежит деление военной гигиены на общую и частную. К первой относятся такие разделы, как гигиена воздуха, питания, водоснабжения, движения и покоя, ко второй — проблемы, касающиеся предвоен­ного периода, состояния войны и послевоенного времени. Сюда включаются гигиена комплектования армии, «зимние квартиры и гарнизоны», поход с приучением солдат «постепенно ко всем тягостям, к непостоянству стихии и перемене климатов, пиши, пития и пр.», бивак с предварительным санитарным обследованием места для него («зная господствующую болезнь жителей страны и ее причину, легко отвратить оную»). Важной гигиенической задачей послевоенного периода, по его мнению, яв­ляется гигиеническое содержание госпиталей для долечивания раненых и инвалидов.


В пятитомном труде «Военно-походная медицина» отечественного военного врача А. А. Чаруковского, вышедшем в 1836—1837 годах и удостоенном Демидовской премии, был обобщен опыт Отечественной войны 1812 года. В этом труде излагают­ся гигиенические требования к обмундированию, питанию солдат, качеству воздуха в казармах и водоснабжению. Большой интерес представляют оригинальные главы первой части, посвященные тропической и полярной гигиене, разноклиматности России. Автор уделяет большое внимание методу очистки воды с применением угольного порошка.


Большой вклад в практику военной гигиены внес отечественный военный врач, организатор медицинской службы русской армии генерал-штаб-доктор действующей армии Р. С. Четыркин. Им и под его руководством написан ряд наставлений, касаю­щихся всех видов деятельности военных врачей, ветеринаров и фармацевтов по вопросам профилактики инфекционных болезней в войсках и военной гигиены: «На­ставление по части практической военно-медицинской полиции», «Опыт воен­но-медицинской полиции или правила к сохранению здоровья русских солдат в сухопутной службе». За последнюю работу ему была присуждена ученая степень доктора медицины. При нем вводятся систематические медицинские осмот­ры нижних чинов, контроль за размещением войск в казармах, контроль врачей за питанием и водоснабжением. Составляются инструкции о порядке проведения контроля.
В письме врачам действующей армии по поводу «предохранения людей от лихо­радок и поносов от 18 июня 1848 года Р. С. Четыркин фактически сформулировал программу профилактической деятельности военного врача: «Медик, кроме ревност­ного участия, должен быть указателем и вместе с тем, так сказать, контролером исполнения».


Военная гигиена в России развивалась своим особым путем, обусловленным своеобразной обстановкой развития нашей страны в XIX веке. В отличие от европейских ученых, русским военным гигиенистам приходилось учитывать большое разнообразие климатических зон, особые методы комплектования армии и длительные сроки службы в ней, своеобразные условия расквартирования войск, национальные особенности питания солдат, санитарное состояние страны, культурный уровень и заболеваемость населения. В силу указанных причин можно говорить о русском направлении в военной гигиене, над развитием которой немало потрудилось ученых и практиков нашей страны.


Ко второй половине XIX столетия в русской армии уже определились обязанности военных врачей по охране здоровья военнослужащих.  В задачи военных врачей входили наблюдение за питанием рядового состава, санитарный надзор за размещением войск в казармах и лагерях, регулярные телесные осмотры. При этом особое внимание обращалось на то, «соблюдают ли нижние чины должную опрятность, часто ли переменяют белье, ходят ли в баню и купаются ли».


Идея «общественного направления» гигиены была сформулирована в 1862 году преподававшим гигиену в Медико-хирургической академии профессором Я. А. Чистовичем. Он писал, что «гигиена есть по преимуществу наука прикладная, способная принести прямую и очевидную пользу только тогда, когда проникнет в жизнь народа и сольется с нею».


Большое значение для развития военной гигиены в нашей стране имели высказывания выдающегося деятеля отечественной медицинской науки Н. И. Пирогова. В «Началах обшей военно-полевой хирургии», в которых анализируются материалы военно-госпитальной практики и воспоминания о Крымской войне и Крымской экспедиции 186S— 1866 годов, он писал: «Я верю в гигиену. Вот где заключается истинный прогресс нашей науки. Будущее принадлежит медицине предохранительной. Эта наука, идя об руку с государственною, принесет несомненную пользу человечеству». Следует подчеркнуть, что эти замечательные мысли были высказаны М. И. Пироговым в то время, когда гигиена была по преимуществу описательной дисциплиной и когда гигиенические предложения основывались не на эксперименте, а лишь на наблюдении и житейском опыте.

Список литературы

Цитатник

Природа есть всеобщий учитель.

Працельс из Гогенгейма

Коллеги и партнеры