Проект кафедры истории медицины Московского государственного медико-стоматологического университета им. А.И. Евдокимова

50 лет назад состоялась первая пересадка сердца

2 Декабря 2017

50 лет назад кардиохирург Кристиан Барнард провел первую в мире пересадку сердца от одного человека к другому. Операция прошла в Кейптауне, столице ЮАР, в больнице Гроот Шур. За плечами Барнарда было уже более полутора тысяч операций на сердце, а в последние годы перед трансплантацией он экспериментировал с пересадкой сердца у собак. Он провел 48 операций, но ни одно животное не прожило больше 10 дней.

Одним из пациентов больницы был Луис Вашкански, 54-летний уроженец Литвы. Он страдал от тяжелой застойной сердечной недостаточности после нескольких инфарктов миокарда на фоне тяжелого сахарного диабета и проблем с периферическими артериями. Впрочем, быть заядлым курильщиком ему это не мешало. Кроме того, из-за отеков врачи проводили ему периодические пункции подкожно-жировой клетчатки ног, что из-за проблем с сосудами привело к образованию инфицированной раны левой голени.

Врачи отводили ему всего несколько недель жизни. Предложение Барнарда о пересадке сердца он принял без колебаний.

2 декабря 1967 года жена Вашкански, Энн, навестила его в больнице и отправилась домой. На ее глазах 25-летнюю банковскую работницу Дениз Дарваль, которая переходила дорогу вместе с матерью, сбил пьяный водитель. Тело девушки от удара отлетело в сторону, головой она ударилась о припаркованную машину, проломив череп. Ее мать погибла на месте.

Дарваль была быстро доставлена в больницу и подключена к системе искусственного жизнеобеспечения. Однако травма головы была несовместима с жизнью.

Отец Дениз подписал согласие на трансплантацию.

«Если вы не можете спасти мою дочь, вы обязаны попытаться спасти этого мужчину»,

— сказал он.


Луис Вашкански и Дениз Дарваль

Операция состоялась 3 декабря 1967 года. Она началась около часа ночи и закончилась только в 8:30 утра. Для ее проведения понадобилось более 20 врачей и медсестер.

Вашкански лежал в операционной со вскрытой грудной клеткой и уже удаленным сердцем. «Я заглянула в эту пустую грудь, человек лежал без сердца, и лишь система искусственного жизнеобеспечения поддерживала в нем жизнь. Это было очень страшно», — вспоминала медсестра Дин Фридман, которая ассистировала во время операции.

Дениз Дарваль находилась в соседнем помещении, подключенная к аппарату искусственной вентиляции легких. Барнард распорядился отключить аппарат. Ее сердце было изъято лишь спустя 12 минут после того, как оно остановилось — хирурги боялись обвинений в том, что они вырезали еще бьющееся сердце.

Когда, наконец, все сосуды были соединены, присутствующие замерли в ожидании.

«Сердце было неподвижно... Затем внезапно сократились предсердия, за ними — желудочки», — рассказывал потом Барнард.

Анестезиолог называл частоту пульса. 50 ударов в минуту, 70, 75... Через полчаса пульс достиг ста ударов в минуту. Новое сердце успешно справлялось со своей задачей.

«Настроение было необыкновенным. Мы знали, что все прошло хорошо. Барнард вдруг снял перчатки и попросил чашку чая», — вспоминал один из присутствовавших на операции интернов.

Барнард был так взволнован успехом операции, что сперва даже забыл сообщить о ней руководству больницы.

Хирурги не вели съемку и даже не сделали ни одной фотографии — все их мысли были сосредоточены на самой операции.

Информация об успешной пересадке сердца просочилась в прессу к часу дня. Журналисты были порядком удивлены, что такая операция прошла не в США, а в ЮАР. Репортеры осаждали больницу, внимательно следя за выздоровлением Вашкански, который шел на поправку удивительно быстро. На четвертый день после операции он даже дал интервью для радио. Вашкански стал известен как «мужчина с сердцем юной девушки».

Барнард получил множество писем от людей, узнавших об операции. Далеко не все они были настроены доброжелательно и разделяли его восторг.

«Были люди, которые писали профессору Барнарду очень критичные письма, ужасные письма. Они называли его мясником», — рассказывала Фридман.

В те годы сердце воспринималось не просто как орган — для многих оно было символом чего-то большего.

«Вам хватило наглости играть в Бога, дарующего жизнь», — упрекал Барнарда автор одного из писем.

На 12-е сутки состояние Вашкански ухудшилось. Рентген грудной клетки выявил инфильтраты в легких. Решив, что причина их появления — в сердечной недостаточности из-за отторжения донорского сердца, врачи увеличили дозу иммуноподавляющих препаратов. Это стоило Вашкански жизни. Он умер от тяжелой двусторонней пневмонии, из-за которой и появились инфильтраты, на 18-й день после операции. Вскрытие показало, что с сердцем все было в порядке.

На самом деле, операция могла состояться месяцем раньше — у хирургов было на примете подходящее донорское сердце. Но оно принадлежало чернокожему пациенту, а незадолго до этого в прессе разразился скандал из-за пересадки почки от черного мужчины белому, которую тоже провел Барнард. Спекулятивные публикации были крайне нежелательны для старта программы трансплантологии в стране, живущей в условиях расовой дискриминации.

Барнард вскоре начал подготовку ко второй пересадке, которая состоялась уже 2 января 1968 года. Второй пациент, Филипп Блайберг, прожил после операции 19 месяцев и даже успел написать книгу о своем опыте.

Успех Барнарда вызывал резкий всплеск интереса хирургов к трансплантологии, но многие из них принялись проводить операции без должной подготовки, что сопровождалось большим количеством летальных исходов. Это вызвало скептическое отношение к перспективам операций по пересадке сердца и заставило многих специалистов отказаться не только от проведения трансплантаций, но и от экспериментальной работы.

Барнард же продолжал работать в этой области. К 1974 году он провел 10 операций, и еще одну — по пересадке сердца и легких. Один из пациентов прожил после операции 24 года, другой — 13 лет. Двое — более 18 месяцев. Также Барнард разработал методику пересадки сердца, при которой сердце реципиента оставается на месте, а сердце донора «подсаживается» в грудную клетку. За следующие девять лет он провел 49 таких трансплантаций и доказал, что такой подход повышает годовую выживаемость пациентов до более чем 60%, а пятилетнюю — до 36%. При обычной пересадке эти показатели составляли 40% и 20% соответственно. Отточенная техника и более совершенные иммунодепрессанты способствовали заметному снижению смертности пациентов.

В наши дни проводится около 3500 операций по пересадке сердца в год, из них около 2000 — в США. Годовая выживаемость пациентов составляет 88%, пятилетняя — 75%. 56% пациентов проживают более 10 лет.

По материалам Gazeta.ru

Цитатник

Природа всегда придерживается принципов справедливости, искусства и предусмотрительности.

Гален

Коллеги и партнеры