Проект кафедры истории медицины Московского государственного медико-стоматологического университета им. А.И. Евдокимова
 

Сестринское дело

Введение

«Любовь и забота – лучшее лекарство»
Парацельс

Медицина существует столько же, сколько существует культу­ра. Последняя представляет собой социальную природу человека, формы воспроизводства культуры есть способы его социализации. Американский социолог Н. Смелзер подчеркивает, что культура, формируя личность человека, тем самым регулирует его поведение в обществе. Через культуру человек осознает свою принадлежность к определенному этносу, определенной социальной группе, осознает свои семейные, профессиональные и другие роли.

Очевидно, что наш интерес к истории любой науки, профессии представляет собой нечто большее, чем научное любопытство. Ис­торическая ретроспектива позволяет выявить социокультурные ис­токи научных идей. Медицина является не только наукой, но и со­циальным институтом, т.е. исторически обусловленной системой со­циальных учреждений. О сестринском деле говорят, что это самая юная наука и самое древнее искусство.

Как всякая наука, сестринское дело имеет свою исто­рию, которая охватывает тысячелетия. Зарождение меди­цины связано с ранними этапами развития человека и человеческого общества. Весьма реально, что вначале ме­дицина была достоянием всех и каждого, а не профессией немногих избранников. Впоследствии, женщина, став гла­вой человеческого рода, первой начала сознательно обоб­щать этот народный опыт и в силу своего ответственного положения в обществе, использовать его на практике в целях излечения сородичей. История дает основания пола­гать, что именно женщина была первым лекарем нашей планеты; и народный эпос сохранил об этом добрую па­мять. Женщина, как глава рода, заботилась не только о питании, поддержании очага, но также о благополучии и здоровье своих сородичей.

Древние славяне называли их «берегинями». Первобыт­ный человек увековечил память о женщинах, оставив их изображения: каменные изваяния женщин-прародительниц, женщин-хранительниц домашнего очага. Женщин-«берегинь» находят сегодня на всех континентах и многочис­ленных островах нашей планеты в археологических слоях, относящихся к позднему палеолиту. Подробных данных о первых женщинах-врачевателях история не сохранила. Но народный эпос из глубины веков донес до нас имена врачевательниц, живших в эпоху матриархата: в Египте -Могучая Полидамна, в Чехии - мудрая Каза, в Колхиде -Медея. В древнейших памятниках письменности сохрани­лись имена женщин-врачевательниц, живших в эпоху пер­вобытного строя.

Так, в «Илиаде» Гомер называет светлокудрую Агамеду, знавшую все целебные травы, «сколько земля их рождает». Можно утверждать, что накапливавшихся в период матриархата опыт врачевания лег в основу медицинских знаний, которые человечество обрело гораздо позднее. Первые медицинские познания зародились в человеческом общест­ве не в связи с верованиями, а в тесной связи с условиями жизни, питанием, борьбой за существование. Религия воз­никла в человеческом обществе значительно позже в связи с расслоением его на классы.

Помощь больным, страждущим являлась долгом каждо­го, кто исповедовал христианство. Основными «лекарями» были священники или знахари, а потому и основными «лечебными учреждениями» были храмы (например, хра­мы Асклепия). Больницы развивались из церквей. В сред­ние века они скорее походили на прибежище бедняков, на пресловутые приюты. По мере утверждения христианства как государственной господствующей религии в Европе, христианская церковь взяла на себя заботу о немощных и больных. Эта обязанность лежала на дьяконах (от гречес­кого diakonos - служитель). Им помогали женщины, на­зывавшиеся дьякониссами. В число дьяконисс нередко вступали лица знатных фамилий и даже особы царского рода.

В византийских христианских монастырях в обязатель­ном порядке создавались богадельни и убежища-кельи для больных; как правило, там проживала небольшая группа бедных (до десяти больных). Это было милосердие «Богу угодное». С XI века дома-кельи стали называться больни­цами, а в странах Европы — госпиталями. Христиане верили, что спасение в загробной жизни будет зависеть от хорошего обращения друг с другом в этой жизни. Это оказывало сильное воздействие на развитие заботы о бед­няках, голодных и больных. Характерным для общества того времени была ценность людей, способных беречь здоровье и исцелять. Древние целительницы использовали то, чему их научили наблюдения и история.

Основными приемами исцеления в рабовладельческом об­ществе были заклинания, молитвы, амулеты, жертвоприно­шения. С течением времени, с прибавлением знаний по уходу за больными стали использоваться домашние снадобья - уголь, сажа, зола, холодная и теплая вода, покой, хорошая пища, чистый воздух, травы, различные массажи, молитвы и обряды. В XI веке во многих городах Германии и Нидерлан­дов были созданы общины женщин и девиц, называвшие себя бегинами. Они также занимались уходом за больными. Такие общины сохранялись до XX века.

За больными и умирающими ухаживали не только жен­щины. Во времена Крестовых походов (XII век) появились военизированные медицинские ордена, например, тевтонских рыцарей. После военных походов было основано много монастырей, где в свод необходимых знаний и умений входило умение оказывать медицинскую помощь. Поскольку там можно было получить образование, многие молодые люди стремились в монастыри с целью изучения медици­ны.  С учреждением рыцарских орденов многие из  них посвящали себя уходу за больными. Так, например, члены ордена святого Лазаря в Иерусалиме посвящали себя уходу за прокаженными.  От названия ордена св. Лазаря произошло название лазарета. Получил большую известность основанный крестоносцами в Палестине духовно-рыцар­ский орден госпитальеров, названный по иерусалимскому госпиталю св.   Иоанна  -  странноприимному дому для паломников. Небезынтересно, что великим магистром его в 1798 году   был избран российский император Павел I. С XII века появляются духовные попечительства о боль­ных - госпитальные братья и сестры. Орден «Братьев ми­лосердия» был основан в 1540 году в Испании. Община св. Елизаветы («Елизаветинки») существовала с ХШ века в Германии.

В XII веке появились различные учения, трактаты об уходе за больными. Один из трактатов принадлежит Салернской школе. Салернская медицинская школа возни­кла на юге Италии в IX веке ив 1213 году вошла в состав Салернского университета на правах факультета. Ученые этой школы написали множество сочинений, посвящен­ных уходу за больными.

Так, Феррарий написал исследование о лихорадке, Музандин - сочинение о приготовлении кушаний и на­питков для больных. Арнольд из Виллановы является со­здателем написанного в стихах трактата под названием: «Regimen sandtatis Salernitanum» - «Салернский кодекс здоровья». В этом кодексе сформулированы правила режи­ма дня и питания,  подробно рассматриваются свойства различных пищевых продуктов, плодов и растений и их лечебное действие. Немалое место в этих наставлениях занимают описания рациональных движений и омовений, которым еще древние предшественники Салерно уделяли большое внимание. 
Салернские предписания для сохране­ния здоровья не утратили своего значения и в настоящее время и во многом соответствуют современным гигиени­ческим и диетическим требованиям.

Таким образом, дошедшие до нас исторические сведения о становлении заботы и ухода за больными в обществе, дают нам представление о характере оказываемой помощи, о страж­дущих этой помощи и, наконец, о самих представителях «богу угодного» милосердия, которые являются неиссякае­мым источником добра, любви, терпения, умения и состра­дания по настоящий день.

Женщина в силу своих природных особенностей (мень­шая по сравнению с мужской физическая сила, врожден­ный инстинкт материнства) на первых этапах становления человеческой цивилизации выхаживала больных, раненых, страдающих, отождествляя их с беспомощными детьми. Когда же общество достигло достаточно высокого уровня развития, и возникла необходимость ухода за большим количеством страждущих, это благородное дело стало не­отъемлемым атрибутом тех, кто исповедовал христианство. Вера в Бога была и организатором помощи страждущим недугами и мощной психологической поддержкой для тех, кто занимается этой тяжелой работой.

 

Предыстория  сестринского дела, т.е. науки и ис­кусства ухода за больными, самым тесным об­разом связана с христианской религией. Термин "сестра милосер­дия" был предложен французским священником Викентием Полем, который в 1617 г. организовал первую общину сестер милосердия. Он говорил, что милосердие — это важнейшее качество христиа­нина, а главным его делом является посещение бедных и больных и помощь им. Спустя 24 года в рамках общины была создана спе­циальная школа по обучению сестер. Первые сестры милосердия не должны были быть монахинями, не давали никакого обета и но­сили светское платье. В то же время основу Устава общины, опуб­ликованного В. Полем в 1665 г., конечно, составили христианские идеалы ("быть истинными последователями Христа"). В XVIII в. В. Поль был канонизирован католической церковью; он считается покровителем благотворительной деятельности.

Возникновение и развитие сестринского дела за рубежом

Известно, что у истоков развития сестринского дела за рубежом стоят три ранних образа медицинской сестры. Это фольклорный образ «сестра-мать» - период, когда уход за больными осуществлялся на дому женщинами из числа домашних и ограничивался лечением обрядами и травами. Другой религиозный образ «божий работник» - период, характеризующийся появлением всевозможных богаделен, где за больными ухаживали служители церкви. И третий этап («темный» период), это образ «слуги» - когда помощь стали оказывать люди, получившие специальное образова­ние. Особенность и недостаток последнего периода в том, что медицинская сестра выступает лишь в роли исполни­теля указаний врача.

В развитии сестринского дела в странах Европы в XIX веке большую роль сыграла деятельность выдающейся личности, англичанки Флоренс Найтингейл (1820-1910).

Флоренс родилась во Флоренции (Италии), в богатой аристократической семье и получила блестящее образова­ние для женщины своего времени. Она прекрасно знала литературу, владела пятью иностранными языками, изуча­ла математику и естественные науки, занималась живо­писью и музыкой. Но спокойная и обеспеченная жизнь не привлекала девушку. Флоренс искала возможность активно помогать бедным и больным. Но в то далекое время деятель­ность, связанная с милосердием, оказанием помощи нужда­ющимся, считалась занятием, не достойным знатной жен­щины. Девушка пожертвовала яичным счастьем, дорогими отношениями с родителями, но осталась верна своему при­званию. Благодаря упорству и настойчивости, она в 1851 году поступает в общину сестер пастора Ф. Флендера в Гер­мании, где и получает сестринское образование.
Через два года Флоренс занимает пост заведующей больницей для учительниц в Лондоне. Во время эпидемии холеры в Лондоне, она работает сестрой милосердия в холерной больнице. Имя Флоренс Найтингейл приобрета­ет известность, и ей предлагают заведовать Королевской больницей, но начавшаяся Крымская война (1853-1856) изменила ее планы.

В ходе боевых действий английская армия несла боль­шие потери, которые возрастали из-за плохой организации военно-медицинской службы. Поэтому, военное минис­терство искало опытного, знающего человека с организа­торскими способностями, которому можно было доверить возглавить отряд медицинских волонтеров. Таким челове­ком и оказалась Флоренс Найтингейл. Она лично отобра­ла 38 будущих сестер милосердия и отправилась с ними в английский госпиталь в Скутари (Турция). Отважных жен­щин ожидала страшная картина: прогнившие, грязные ба­раки, кишащие паразитами тюфяки, нехватка белья и перевязочного материала, отсутствие топлива. Более 2000 раненых лежали вповалку на прогнивших нарах, больные тифом и холерой не были изолированы от других больных и раненых.

Сестры милосердия во главе с Флоренс энергично взя­лись за переустройство госпиталя, за обеспечение в воен­но-полевых условиях максимально эффективного санитар­ного режима и сестринского ухода. Они добились сниже­ния смертности с 42% до 2%. По ночам повсюду мелькал огонек Флоренс Найтингейл. Прозванная солдатами «Жен­щиной со светильником» она не отходила от больных и раненых. К концу войны под руководством Флоренс ра­ботало уже 125 сестер милосердия. После окончания войны, перед отъездом в Англию, она на свои деньги поставила на высокой горе над Балаклавой в Крыму боль­шой крест из белого мрамора в память о погибших солда­тах, врачах и медицинских сестрах. Помощь на театре военных действий принесла Флоренс еще большую из­вестность. Ее именем на родине был назван корабль. Ко­ролева Виктория неоднократно приглашала замечательную женщину в резиденцию и подарила ей бриллиантовую брошь с надписью: «Блаженны милостивы».

После окончания Крымской войны Флоренс Найтин­гейл продолжила свою деятельность в медицине, но уже на другом уровне. Она пишет много книг и статей о на­значении, роли, деятельности и подготовке сестер. Выхо­дят в свет такие работы как «Заметки о госпиталях», «За­метки о сестринском деле», «Как надо ухаживать за боль­ными» и многие другие, которые получают восторженную оценку медиков и в настоящее время. Влияние мисс Най­тингейл на положение женщин в Великобритании было огромным. В 1856 году одна высокопоставленная дама так отозвалась о мисс Найтингейл: «Важнейшим делом Фло­ренс было то, что благодаря ей в обществе возросло мне­ние о возможностях женщин, их работе».

Много времени и сил отдавала Флоренс делу подготов­ки медицинских сестер. В 1860 году по инициативе Най­тингейл в Лондоне при больнице Святого Фомы была открыта испытательная школа для сестер милосердия. В течение 27 лет этой школой руководила подготовленная Флоренс квалифицированная медицинская сестра. Закан­чивая школу, сестры милосердия произносили составлен­ную Найтингейл торжественную клятву, где были такие слова: «Всеми силами я буду стремиться помочь врачу в его работе и посвящу себя обеспечению здоровья тех, кто обратился ко мне за помощью»

Умерла Флоренс Найтингейл в возрасте 90 лет, она похоронена в кафедральном соборе Святого Павла в Лон­доне. Самоотверженная женщина стала примером служе­ния людям и прообразом международного милосердия. Медалью с ее изображением награждают за особые заслуги отличившихся медицинских сестер. На оборотной стороне медали латинская надпись по кругу гласит: «Pro Vera Misericordia et cara Humanitate Perennis decor universalis» -«За истинное милосердие и заботу о людях, вызывающие восхищение всего человечества» и посередине гравирован­ная фамилия владельца. Медаль Флоренс Найгингейл была учреждена в 1912 году. К настоящему времени этой ме­далью награждено около 1000 человек, из них 46 россий­ских медицинских сестер.

В 1934 году Международный Совет медицинских сестер совместно с Лигой обществ Красного Креста основал меж­дународный денежный фонд имени Флоренс Найтингейл, целью которого является содействие делу подготовки и переподготовки медицинских сестер во всем мире. Имя Флоренс известно во всем мире. Ей посвятил поэму «Свя­тая Филомена» американский поэт Т. Лонгфелло. В ее честь в Лондоне и во Франции воздвигнуты памятники. Изображение Флоренс мы можем встретить и на денеж­ных купюрах, и на почтовых марках. Ежегодно, 12 мая, в день рождения Ф. Найтингейл, во многих странах прово­дится в ее память «День больницы». Ее имя носят многие медицинские школы в разных странах.

Большая, роль в развитии сестринского дела за рубежом принадлежит международному обществу Красного Креста. Международный комитет помощи раненым во главе с А. Дюнаном созвал в октябре 1863 года в Женеве конференцию с участием представителей 13 стран, на которой был выработан устав Международной организации Красного Креста и принята эмблема общества.

Наибольших успехов в развитии сестринского дела в XIX-XX веках добились США, где впервые была создана Американская Медицинская Ассоциация. (АМА). В 1873 году в США открываются первые три сестринские школы по модели школ Ф. Найтингейл в Лондоне, с 1877 года начата подготовка патронажных сестер по уходу за больными на дому.

К 1869 году относится создание Американской Ассоциации Крас­ного Креста, первым президентом которой стала Клара Бартон. В 1886 году в США. было создано первое профессиональное Общество меди­цинских сестер, а в 1899 году Международный Совет сестер; в этом же году в Колумбийском университете был впервые создан годичный курс академической подготовки сестер для работы в области сестринского администрирования.

С 1900 года стал выходить первый профессиональный сестрин­ский журнал "American Journal of Nursing", первым его редактором была медицинская сестра Софья Пальмер. В 1907 году впервые в мире получила ученое звание профессора в области сестринского дела М. A. Nutting, которая заняла должность профессора кафедры сестринского образования в учительском колледже Колумбийского уни­верситета, готовившего сестер-администраторов и преподавателей.

В 1919 году в США образован Комитет по изучению сестринского образования, а с 1920 года введены первые магистерские программы в сестринском деле. С 1952 года стал издаваться первый международный научный журнал по сестринскому делу "Nursing Research", сейчас число профессиональных сестринских журналов только в США издается более 200. С I960 года стали появляться программы докторантур в области сестринского дела; к концу 70-х годов число медсестер, имеющих степень доктора наук, достигло в США 2000 человек.

В 1971 году в Международном Совете сестер был создан постоянный комитет медицинских сестер при ЕЭС, первым президентом которого стала медсестра Мари-Поль Флоран. В 1973 году Американская Ассоциация сестер создала в США Национальную академию сестринских наук. В 1977 году Международная организация труда (МОТ) приняла Конвенцию N° 149 о сестринском персонале, в которой закреплены роль, положение, использование, условия и нормативы сестринского обслуживания. С 1979 года по решению Совета Министров ЕЭС было положено начало созданию общей основы для подготовки и деятельно­сти сестринского персонала Европы.

Важным свидетельством признания и необходимости дальнейшего развития и совершенствования сестринского дела для здравоохранения всех стран является тот факт, что с 1948 года, когда была создана Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), советником по сест­ринскому делу и акушерству 26 лет проработала госпожа Дороти Холл, которая неоднократно отмечала, что неправильное использование сес­тринского персонала затормозило не только развитие сестринского дела, но и всего здравоохранения в целом.

За  рубежом, как и в России, главным стимулом развития "раннего сестринского дела" послужило возникновение и распространение христианства. В связи с этим в основу сестринского дела были положены христианские идеалы и ценности: милосердие, доброта, забота о ближнем. Привлечение в раннем Средневековье к деятельности по уходу за больными и ранеными женщин из богатых и знатных семей, движимых христианскими идеалами, не только повы­шало престиж этого дела, но и явилось важнейшим фактором, обусло­вившим создание таких учреждений, как больница, приюты, госпитали и хосписы. Возникновение светских сестринских общин также способ­ствовало дальнейшему развитию сестринской помощи, основанной на принципах автономии от церкви и, по существу своему, более связанной с медициной.

Многочисленные войны, стихийные бедствия, массовые эпидемии и связанные с ними кризисные явления являлись важными социальны­ми факторами, способствовавшими дальнейшему развитию сестринско­го дела. Поиски наиболее рациональных форм и методов сестринской помощи в периоды военных кампаний способствовали активизации научных исследований в области сестринского дела. Существование этой закономерности подтверждается участием сестринского персонала в Крымской, в I и II мировых и других войнах.

Началом современного сестринского дела можно считать реформы, предложенные Ф. Найтингейл в области профессиональной подготовки сестер, их деятельности, управления сестринскими службами на основе применения специально разработанных ею научных методов, что ока­зало определяющее влияние на развитие сестринского дела во всем мире в последующие периоды. Укреплению социального и профессиональ­ного статуса сестры в значительной мере способствовало также создание с конца XIX века национальных и международных сестринских ассоци­аций, обществ и союзов.

Создание многоуровневой системы сестринского образования, ран­жирование сестринского персонала по уровням профессиональной ква­лификации были обусловлены, в первую очередь, экономическими причинами, так как система здравоохранения в западных странах раз­вивалась как прибыльный бизнес, обеспечивающий условия быстрого технологического прогресса и создание широкого рынка медицинских услуг.

Развитие сестринского дела в России

Благотворительная лечебная помощь на Руси появилась с XI века, с созданием богаделен и убежищ-келий при монастырях. Так, в 1070 году в Киево-Печерском монас­тыре была открыта богадельня-убежище-дом во имя св. Стефана для проживания нищих, слабых, хромых, слепых и прокаженных. Такое же заведение было открыто в 1091 году Переславским епископом Ефимом. Осуществляли уход за калеками и больными монахи. После принятия христи­анства при монастырях стали создаваться «больничные палаты». То место, где боль кладет человека «ниц», стали называть «больницами». Некоторые так и назывались - больничными,  например,  монастырь Федора  Студита в Москве.

Исторических сведений о женской медицинской дея­тельности на Руси очень мало. Но уже в XI веке был создан первый отечественный медицинский трактат под названием «Мази», который был для того времени уни­кальным. Его автором явилась внучка князя Владимира Мономаха Евпраксия Мстиславовна (Евпраксия-Зоя), ко­торая глубоко изучила народную медицину и осветила в своем труде вопросы физиологии, гигиены, пропедевтики и профилактики некоторых заболеваний. Широкую попу­лярность получил «Изборник Святослава», в котором были описаны нормы христианской морали, приведены советы по питанию, рекомендации по соблюдению личной гиги­ены. Николай Святоша (в крещении Панкратий Давыдович Черниговский) в 1142 году построил в Киеве монас­тырь, именуемый в летописях «больничным». За больны­ми присматривали монахи - «лчецы» - безвозмездные врачеватели, которые осуществляли уход и лечили молит­вами, «зельями» и овощами.

Со времен княжения Константина Всеволодовича Муд­рого (1216-1218) представители княжеского рода стали посещать больных. Александр Невский говорил о необхо­димости княжеской помощи бедным, сиротам и вдовам. Известно, что Дмитрий Донской и его супруга Евдокия лично посещали больных на дому, «оказывая милостыню» на пропитание. Как правило, в больничных кельях коли­чество больных не превышало 10-12, а лечение ограничи­валось по тем временам лишь молитвами и растительной пищей. Выздоровление объяснялось и считалось исключи­тельно Божьей помощью. В исторических источниках XIV века упоминаются имена крестьянской девушки Февронии, княжеской дочери Ефросиний, Федосии Морозовой и других, занимавшихся уходом за больными людьми.

В 1551 году на Стоглавом соборе было решено устроить богадельни для прокаженных. Больные должны были при­зреваться за счет вкладов царя, митрополита и монасты­рей. В крупных городах полагалось устраивать богадельни: «Да повелит благочестивый царь всех прокаженных и состаревшихся написати по всем градам... да в коем ждо граде устроити богадельни мужские и женские. И тех прокаженных и престаревшихся и не могущих нигде главы подклонити, устроити в богадельнях пищею и одеждою... приставити к ним здравые стрые и баб стряпчих, сколько будет пригоже» (Стоглав. СПб., 1863, с. 226). Случилось так, что эти идеи не были воплощены в жизнь в XVI веке (вопреки тому, что писал составитель первой книги о благотворительности (1818) Астог, утверждавший, что в Московском государстве при жизни Ивана Грозного уч­реждались больницы).

Многие отечественные историки медицины (в их числе Л. Ф. Змеев, Н. Я. Новомбергский и другие) полагали, что первая (в современном понимании) больница, в которой лечили врачи, а обслуживали монахи, была построена в 1618 году при Троицком монастыре (Сергиев Посад).

В XVII веке многие русские монастыри процветали, богатели и это позволяло строить при них богадельни и небольшие дома для больных (больницы). Большую помощь в создании таких келий, богаделен и домов оказал патриарх Никон. С его помощью были основаны богадельни в Московском Знаменском монастыре, в Гранатном дворе у Никитских ворот, в Ново-Иерусалимском монастыре. В «Слове о приютах» он предложил создать общество милосердия, члены которого будут посещать дома бедных и несчастных и заниматься благотворительностью.

Со вступлением на трон династии Романовых милосердием и благотворительностью помимо царя и высших церковных иерархов начинают заниматься знатные светские феодалы. Одним из таких пионеров был придворный дворянин Ф. М. Ртищев, который в 1650 году на территории Андреевского монастыря открыл приют для бедных больных, нищих и пьяных, где врачевали лекари и даже доктор. Это, по-видимому, была первая городская больница. В годы русско-польской войны (1654-1667) Ртищев оборудовал дома для больных и раненых.

Стали появляться указы, касающиеся благотворительности: 1670 год - о создании приказа для строения богаделен; 1674 год- о том, что все богадельни, содержащиеся правительством, должны отныне содержаться за счет патриаршей казны. В царствование Алексея Михайловича государство впервые стало проявлять заботу об увечных престарелых воинах.

Благотворительность на Руси до конца XVII века оставалась деятельностью угодной Богу и влекущей отпущение самых тяжких грехов. С конца XVII века больницами стал управлять патриарший приказ, а затем они перешли в ведение приказа аптекарского. В это же время за счет государственной казны в Москве строится больница для получивших тяжелые ранения на государственной службе. В том же указе монастырям предписывалось «лечить безденежно» и «лекарства держать недорогие». При каждой больнице обязательно должны были находиться трое: «дохтур, аптекарь и лекарь».

Допетровская благотворительность, выражающаяся в ручной, случайной милостыне, способствовала появлению нищих-профессионалов. Поэтому Петр I развернул актив­ную борьбу с промысловым нищенством, которая сопро­вождалась полным запретом частной благотворительности. Был издан ряд указов по борьбе с нищенством и бед­ностью: о штрафе за подачу милостыни нищим, о больных нищих, которые «не могут ходить для собирания милосты­ни». Такие лица должны были помещаться в домовые богадельни патриарха, причем деньги на их содержание брались из патриаршей казны. В 1710 году царь издал указ, согласно которому престарелые, раненые, увечные офицеры и солдаты, не годные к военной службе, поме­щаются в московские богадельни.

Впрочем, состояние государственной казны не позволя­ло оказать помощь всем раненым и увечным в многочис­ленных петровских войнах. С 1715 года в воспитательных домах, созданных специальным указом царя, должны были служить женщины, в обязанности которых входил и уход за больными детьми. Но основная забота Петра сосредо­точилась не на гражданских, а на военных медицинских учреждениях, которые в мирное время обслуживали всех больных. В вышедшем в 1716 году Воинском уставе отме­чена преимущественная роль женщины в уходе за больны­ми: «потребно всегда при десяти больных быть для услу­жения одному здоровому солдату и нескольким женщи­нам, которые оным больным служить имеют и платье на них мыть». В последующих регламентах и уставах военных госпиталей характер женской санитарной помощи все более конкретизируется и уточняется.

В 1722 году Петровский указ предписывал богадельням призревать слепых, увечных, дряхлых, престарелых, не могущих работать. Во всех монастырях полагалось учре­дить странно-приимницы или лазареты для престарелых и больных. Вместе с тем появился указ, говорящий о том, что две трети монастырских финансов должно тратиться на больницы и увечных, и лишь одна треть - на содер­жание самих монахов. Стали открываться приюты для брошенных младенцев.

В связи с проведением Петром I реформ, создается так называемая «Медицинская коллегия» (канцелярия), кото­рая для работы в госпиталях в 1728 году ввела штатные единицы для женщин по уходу за больными. С 1735 года Генеральным регламентом о госпиталях количество работ­ниц при больных определялось характером и тяжестью заболеваний последних. Этим начинаниям Петра суждено было прерваться почти на 100 лет. Отсутствие прочной системы организации женского труда в госпиталях и заинтересованности командования в нем приводило к тому, что в большинстве госпиталей он со временем либо исчез совсем, либо носил временный характер. В результате больные и раненые в госпиталях, особенно в военное время, находились практически на полном самообеспечении. При преемниках Петра, вплоть до Екатерины II, новые боль­ницы не открывались, а открывались богадельни и брат­ства, где заботились и о хронических больных.

В первые годы Екатерининского правления содержание богаделен инвалидных домов было возложено на Эконо­мическую коллегию. В 1764 году был издан указ об орга­низации в каждой губернии Приказов общественного при­зрения, которые должны были заниматься попечительст­вом больниц, богаделен, работных домов для ленивых и смирительных домов для душевнобольных. Учреждались больницы и приюты для неизлечимо больных.

В 1764 году открывается Московский Воспитательный дом (в будущем Дом охраны младенца), государственное учреждение под монаршим покровительством, управлял домом генерал-поручик И. И. Бецкой. Одновременно был учрежден Московский родильный госпиталь, в котором находили приют беременные женщины из бедных слоев населения. В 1772 году в Петербурге создается еще один Воспитательный дом как отделение Московского, к кото­рому в 1778 году присоединяется и родильный приют.

К середине XVIII века женский уход за больными стал осуществляться и в гражданских больницах. В Павловской больнице в Москве для ухода за больными по штату пола­галось иметь баб-сидельниц из жен и вдов больничных солдат. Одна из них предназначалась для осматривания больных женщин и проведения простейших процедур. Позже для улучшения ухода за больными в Павловской больнице было постановлено нанимать исключительно женскую прислугу - сидельниц и кухарок. Но даже такое неквалифицированное обслуживание больных было рас­пространено лишь в незначительной части больниц Пе­тербурга и Москвы.

В конце XVIII века появляется большое количество сми­рительных и сиротских госпиталей, богаделен для призре­ния увечных и престарелых, создаются новые лечебницы и больные. Присмотр за всеми этими учреждениями был возложен на Главный магистрат и на полицию. В XVIII ве­ке в России стали известны первые фельдшера. Их тогда называли «рудометами» или «цирульниками».

Характерным для первых медицинских школ в России была слитность фельдшерского и врачебного образования. Через 2-3 года после поступления успевающие ученики получали звание «подлекарей» (что примерно соответствовало званию фельд­шера), затем еще через 1—2 года им присваивалось звание лекаря. В 1798 году врачебное образование было отделено от фельдшерского.

Следующий шаг в развитии женского ухода за больны­ми - появление службы «сердобольных вдов». В 1803 году при воспитательных домах в Петербурге и Москве были учреждены так называемые «вдовьи дома», предназначен­ные для призрения неимущих, увечных и престарелых жен и вдов лиц, состоящих на государственной службе. В 1804 го­ду попечителю Московского воспитательного дома было предложено  построить рядом  с  больницей для  бедных новый дом для вдов с тем, чтобы некоторые из них за умеренную плату приняли на себя присмотр за больными так, чтобы «все больные получили бы надзор благотвори­тельных вдов». Но лишь в 1813 году при Петербургском вдовьем доме было принято решение употребить некото­рое число вдов для работы в Мариинской больнице для бедных, а также для ухода за больными на дому.

Дежур­ные вдовы должны были наблюдать за благоустройством в палатах, за порядком в раздаче больным пищи и лекарств, за чистотой и опрятностью больных, их постелей и белья, за поведением больных и посетителей. Доктора и лекари должны были давать вдовам необходимые наставления по уходу за больными. «Сердобольные вдовы» должны были осваивать некоторые медицинские приемы, чтобы в случае необходимости самим оказывать помощь больным.

Прошедшие испытательный срок «сердобольные вдовы» приводились к присяге с вручением знака отличия — зо­лотого креста, который предписывалось носить на шее всю жизнь, даже если «сердобольная» выходила в отставку. Со  второго  года  службы  «сердобольные вдовы»  могли посещать больных в частных домах, получая за свой труд плату.

В 1818 году из Петербургского вдовьего дома в Москву были посланы четверо «сердобольных вдов» с целью руководства двенадцатью избранными на испытание вдовами в московскую больницу для бедных. Существование службы «сердобольных вдов» определялось доходами «вдовь­их домов» и крупными пожертвованиями благотворителей.

При нашествии Наполеона на Россию в 1812 году помошь раненым на добровольных патриотических началах оказывали русские женщины. Они кормили и обогревали раненых солдат, перевязывали им раны, выхаживали вплоть до выздоровления. Это привело к созданию в ноябре 1812 года в Петербурге «Патриотического женского общества», предназначенного для оказания помощи населе­нию, пострадавшему от нашествия врага. Жизнь показала, что при большом поступлении раненых и больных лечеб­ные учреждения были не в состоянии обойтись без вспо­могательного женского труда. Поэтому в 1818 году была создана государственная служба сиделок, которые обуча­лись в больницах санитарно-гигиеническому уходу за боль­ными и имели штатные должности при больницах.

В связи с большой потребностью в таких помощницах в 50-х годах XIX века в Петербурге открылась школа «Рус­ских нянек». А в 1822 году главный врач Мариинской больницы для бедных в Москве X. Ф. Оппель выпустил «Руководства и правила, как ходить за больными, в пользу каждого, сим делом занимающегося, а наипаче для сердо­больных вдов, званию сему особенно себя посвятивших». Это было первое руководство по уходу за больными. В нем X. Ф. Оппель утверждал: «Без надлежащего хожде­ния и смотрения за больными и самый искусный врач мало, или и никакого даже, в восстановлении здоровья или отвращения смерти успеха сделать не может». Таким образом, X. Ф. Оппель, считавший, что сердобольная вдо­ва — «Орудие в руках врача», невольно указал на необхо­димость партнерских отношений в лечении больного. Об­ращаясь к «своим любезным друзьям и помощницам», он призывал их следовать своему долгу, выполнять «стократ­но повторяемые вам мною правила, как ходить за больны­ми в больницах и посторонних домах».

Таким образом, до середины XIX века служба «Сердобольных вдов» оставалась единственной  формой  профессионального участия женщин в уходе за больными в России.

В средние века в Европе создавались общины сестер и братьев милосердия. Позднее уход за больными целиком взяли  на себя женские общины.   Первая такая  община сестер милосердия была учреждена Павлом Винцентом во Франции. В России, в 1844 году, принцесса Терезия Ольденбургская предложила открыть в Петербурге «Сердоболь­ное заведение», деятельность которого была бы вверена общине  сестер милосердия. 

В  основу первой  в  России общины сестер милосердия была положена мысль о том, что попечение  о  больных и другие формы милосердия могут быть делом личного подвига. Община была открыта 9 марта 1844 года. Через 4 года был утвержден устав «За­ведения общины сестер милосердия». Свое название «Свя­то-Троицкая» община получила лишь в 1873 году. Перво­начально  она включала  7  отделений;  отделение  сестер милосердия, женскую больницу, богаделыо для неизлечи­мых, пансион, приют для приходящих детей, исправитель­ную детскую школу, отделение кающихся, или Магдалин.

Со временем большинство отделений было закрыто и де­ятельность общины направилась исключительно на служе­ние бедным больным и на подготовку сестер милосердия. В  1845 году был открыт «Покой для приходящих боль­ных», не нуждающихся в больничном лечении, получив­ший позже название амбулаторной лечебницы.

По уставу общины в нее принимались девушки и вдовы от 20 до 40 лет. Первый год работы был испытательным, женщины проходили курс обучения и на деле проверяли свои душевные и физические качества, необходимые для этой трудной работы. Обучение осуществлялось врачами, состоящими в общине на службе.  Сестрам преподавали правила ухода за больными, способы перевязки ран, фар­мацию и рецептуру. Через год сестры давали присягу и становились полноправными членами общины. Это была особая форма подвижничества, выдержать которую могли только сильные духом. Сестры принимали больных, дежу­рили    в больнице и в частных домах.  Со временем их стали приглашать в частные и государственные больницы и  госпитали.  Условия жизни  сестер  милосердия резко отличались от таковых у «Сердобольных вдов». Исполне­ние тяжелых и сложных обязанностей, аскетический быт, дисциплина, отсутствие зарплаты, пенсии, выходных и отпусков приводили к тому, что многие сестры покидали общину через несколько лет. Только четвертая часть сес­тер пробыла в общине более 10 лет. Тем не менее работа их была более значительна по объему и качеству медицин­ского обслуживания населения, чем деятельность «Сердо­больных вдов».

Кроме врачей, состоявших на постоянной службе в общине, с консультативной целью для лечения больных приглашались многие известные врачи Петербурга. С 1845 по 1856 годы больницу общины посещал Н. И. Пирогов, производил в ней наиболее сложные операции и вскрытия тел умерших. Работа в общине позволила ему высказать впоследствии следующую мысль: «Доказано уже опытом, что никто лучше женщин не может сочувствовать страданиям больного и окружать его попечениями неизменными и, так сказать, несвойственными мужчинам».

Так как спрос на деятельность сестер милосердия на­много превышал возможности одной общины, в России назрела необходимость создания новых общин. В конце 1844 года в Петербурге княгиня М. Ф. Барятинская осно­вала «Общину сестер милосердия литейной части», целью которой было «оказание помощи нуждающимся и страж­дущим», проживающим в этом районе города, В 1853 году община получила устав и название «Община во имя Хрис­та-Спасителя в Санкт-Петербурге». Сестрами становились после предварительного шестимесячного испытания совер­шеннолетние девицы и вдовы. Они были обязаны ходить за больными, преимущественно бедными, в их жилищах. В 50-х годах при общине были организованы приемная для больных, женская больница и ясли с больничным отделением. С 1853 по 1875 годы 23 сестры милосердия этой общины оказали помощь 103758 больным.

В том же 1844 году Софья Степановна Щербатова (в девичестве Голицына) на правах первой дамы столицы основывает благотворительное общество «Дамское попечительство о бедных в Москве», вошедшее в состав Ве­домства учреждений императрицы Марии. Под эгидой этого общества открываются один за другим детские приюты, богадельни для престарелых, училища и прочие благотво­рительные заведения.

В 1845 году Софья Степановна при­нимает на себя  обязанности  председательницы  Совета детских приютов. В 1848 году во время эпидемии холеры в Москве,  С.  С.  Щербатова основывает общину сестер милосердия, получившую название Никольской.

К организации данной общины она привлекла известного доктора Федора Петровича  Гааза.  Ф.  П.  Гааз был одним из первых врачей, привлекших женщин к уходу за больными. Им первым в штатное расписание Павловской  больницы в Москве был включен женский обслуживающий персонал: «Для улучшения ухода за больными вместо состоящих для ухода инвалидных солдат и жен их поставлено определить по найму исключительно женскую прислугу - сидельниц, вместо поваров иметь кухарок».

В  1850 году в Одессе была учреждена «Стурдзовская  богадельня сердобольных сестер». Богадельня состояла из общины сестер и больницы для их практического обуче­ния.

Позже была организована бесплатная лечебница для  приходящих больных и детская больница.  Медицинское  обслуживание получали только больные женского пола.  При больнице состояли старший врач и несколько  и лекарей-помощников. Как и Петербургская служба сестер милосердия,  Одесские  «Сердобольные  сестры»  едва   
справлялись  с наплывом желающих получить хотя  бы   какую-нибудь медицинскую помощь.

Во время Крымской войны (1853-1856) особенно остро   проявился недостаток сестер милосердия. Русская женщина всегда отзывалась сердцем на народные бедствия и шла    бескорыстно  на помощь в горе,  в нужде и несчастии.   Великая княгиня Елена Павловна взяла на себя организа­цию женской помощи больным и раненым на поле битвы. Таким образом, в 1854 году в Петербурге была создана община сестер милосердия, названная Крестовоздвиженской. Пошли туда богатые и знатные, бедные и простые - все одинаково воодушевленные горячим желанием послу­жить людям в несчастии, помочь и утешить в страданиях. Устав общины был составлен Н. И. Пироговым.

Главной целью общины была подготовка сестер мило­сердия для ухода за ранеными и больными в действующей армии. Известно, что Н. И. Пирогов предложил разделить сестер на перевязочных, дежурных, аптекарек и сестер-хозяек. Он разработал специальные инструкции для каж­дой из этих групп. Сестры милосердия вели журнал, где отмечали недостатки в уходе за ранеными и больными, обнаруженные во время дежурств. Это значительно повы­шало качество их работы и ответственность.

Забывая соб­ственную опасность, эти святые женщины дни и ночи проводили в госпиталях и на перевязочных пунктах. Сест­ры Крестовоздвиженекой общины помогали хирургам во время операций: следили за пульсом, держали руку или моту во время ампутации и даже накладывали лигатуру на сосуд, из которого после отнятия конечности сочилась артериальная кров.

Они помогали докторам на перевязках, подавали больным лекарство, питье. Ни гангрена, ни тиф, ни холера - ничто не страшило этих отдавшихся на великий христианский подвиг женщин. С необыкновен­ной кротостью и терпением отвечали они на капризы больных, успокаивали их ласковым словом, утешали скорым выздоровлением.

В результате перегрузки передовых госпиталей ранены­ми Н. И. Пирогов предложил создать госпиталь в Екатеринославле. После его развертывания началась эвакуация раненых из Крыма. Н. И. Пирогов лично организовывал отправку раненых и больных, выделял для ухода за ними в пути лучших сестер милосердия. Много сделали сестры милосердия для улучшения медицинской помощи раненым и больным при введении Н. И. Пироговым сортировки.

Во время Крымской войны и сестры Никольской об­щины вместе с отрядом «Сердобольных вдов» Московско­го вдовьего дома помогали в действующей армии. Именно в период Крымской войны русская женщина впервые вышла из сферы домашней жизни на поприще государ­ственной службы, показав высокие деловые и нравствен­ные качества.

Примером явилась дочь Петербургского гу­бернатора Екатерина Михайловна Бакунина. Когда фор­мировалась община сестер милосердия для помощи ране­ным на театре военных действий, Е. М. Бакунина жила в Москве и оттуда, руководствуясь лучшими побуждениями, стремлением оказывать помощь раненым на бастионах Севастополя, она ходатайствовала о зачислении в общину. В связи с этим Е. Бакунина стала посещать московские больницы с целью знакомства с делом ухода за больными.

Из Петербурга не было известий, родные и близкие были против затеи Екатерины Михайловны, и она вынуждена была написать в Петербург следующие замечательные сло­ва: «Внучка адмирала Ивана Логиновича Голенищева-Кутузова желает ходить за матросами, то странно, кажется, отказывать ей в этом...» Е. М. Бакунина все-таки выехала в Севастополь и своей деятельностью там заслужила пол­ное признание и любовь со стороны раненых и уважение Н. И. Пирогова: «Е. М. Бакунина вела все дела присмотра за уходом больных с таким тактом, энергией и совестли­востью, что полученный успех оказался блестящим и для всех здравомыслящих людей неоспоримым. Все, что преж­де удерживали и не выдавали, и теперь еще старались удерживать, но Бакунина, пунктуально исполняя мои и других медиков предписания, настоятельно вытребовала недоданное».

Е. М. Бакунина участвовала и в русско-турецкой войне (1877-1878) в качестве члена отряда Крас­ного Креста на Кавказе.

В целях поощрения и увековечения заслуг сестер в Крымской войне комитетом Крестовоздвиженской общи­ны был учрежден позолоченный крест. 158 сестер были награждены этим крестом, 68 сестер были представлены к бронзовой медали «За оборону Севастополя», среди них Екатерина Хитрова, Екатерина Бакунина, Дарья Севасто­польская и многие другие. Вернувшись домой, они про­должали трудиться у постели больных.

В марте 1856 года в Петербурге Обществом призрения бедных была создана Максимилиановская лечебница для приходящих больных. За два месяца существования она оказала бесплатную помощь 180 больным. В этой лечебни­це по инициативе главного врача Крестовоздвиженской общины В. И. Тарасова работали сестры милосердия, вер­нувшиеся с Крымской войны.

Они были также прикоман­дированы к больницам для чернорабочих, к Елизаветинской детской больнице. Немного позднее сестры милосер­дия были введены в военно-сухопутные госпитали. Цель В. И. Тарасова состояла в подготовке «деятельных помощ­ниц врача», но, кроме того, и в помощи бедным больным, которым предоставлялась возможность бесплатно лечиться.

Движение сестер милосердия стало распространяться по России. Несколько сестринских общин было открыто в Москве. Из Никольской общины выделилась группа сес­тер милосердия во главе с княгиней Н. Б. Шаховской, которая в 1866 году учредила общину сестер милосердия «Утоли моя печали». Сестры этой общины работали в тюремной больнице. Через 8 лет было выстроено главное здание общины, в котором было устроено общежитие сес­тер.

На третьем этаже здания была психиатрическая боль­ница на 70 коек, а в центре здания находилась церковь. Плата за лечение была довольно высока: в общей пала­те - 100 руб; в отдельной - 200 руб. В 1892 году начала функционировать бесплатная амбулатория, названная Александро-Мариинской. Была выстроена больница, которая давала приют и лечение детям и молодым людям до 18 лет, тут же размещался приют для престарелых сестер общины на 30 человек.

В 1866 году Дамское попечительство о бедных создает совершенно новое для России учреждение - приют во имя св. Марии Магдалины для женщин, девушек и малолетних девочек, занимавшихся проституцией и пожелав­ших встать на праведный путь. Первой руководительницей приюта была княгиня Ольга Алексеевна Голицына - дочь С. С. Щербатовой. Женщины и девушки, прожившие в приюте 3 года, получали право на его попечение, заклю­чавшееся в оказании помощи в трудоустройстве. Они ра­ботали сиделками в больницах, устраивались в мастерские и частные дома. Выходившие замуж получали скромное приданое.

Вслед за Александровской в Москве открылись другие общины сестер милосердия. Наиболее крупной явилась Покровская. При этой общине действовали: приют для детей-сирот, шестиклассная школа, фельдшерские курсы, школа шелководства, амбулатория, больница, госпиталь, дом для престарелых монахинь и сестер милосердия. В Уставе общины определялись следующие задачи: подго­товка сестер милосердия, оказание помощи больным, вос­питание детей.

Существовало три разряда сестер: испыту­емые, младшие, старшие - крестовицы (5 лет работы). Все те, кто хотел поступить в сестры милосердия, предвари­тельно проходили испытательный срок по крайней мере один год. В 1867 году было создано Общество попечения о раненых и больных, которое в дальнейшем было пере­именовано в Российское Общество Красного Креста, ос­новной задачей которого являлась подготовка сестер ми­лосердия.

В 70-х годах под руководством С. П. Боткина органи­зована община Святого Георгия (Георгиевская) по под­готовке   сестер  милосердия.   К   1877 году  Россия   имела
300 дипломированных сестер. Опыт Крымской кампании получил развитие в русско-турецкой войне (1877-1878), на театрах военных действий в Черногории и в Сербии. Перед началом русско-турецкой войны на учете было все­го 279 сестер. Председатель общества попечения о ране­ных и больных запросил у Главного военно-госпитального комитета об ускоренной (6-недельной) подготовке сестер.

Ряд общин медицинских сестер Петербурга (Свято-Троиц­кая, Крестовоздвиженская, Георгиевская и Покровская) стали принимать женщин на курсы. Аналогичные курсы подготовки сестер милосердия открылись и в других горо­дах России.

Весной 1878 года в войсках разразилась эпидемия тифа. Тиф с каждым днем разрастался, и вскоре все госпитали оказались переполнены больными. Почти все медсестры переболели тифом, немало их погибло. Несмотря на неве­роятно тяжелые условия работы в госпиталях, сестры по-прежнему сохраняли самообладание и с еще большей са­моотверженностью обслуживали раненых и больных. Они провели гигантскую работу на эвакопунктах. Если учесть, что Дунайская армия за всю кампанию потеряла ранены­ми 43 416, а больными 875 543 человека, значительная часть которых была эвакуирована в Россию, то можно себе представить титанический труд сестер, работавших на эвакопунктах и санитарном транспорте. Более 5% от об­щего числа сестер стали жертвами тифа и других заболе­ваний.

Все участницы войны получили медали, учрежденные в память о русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Шесть ме­дицинских сестер были награждены серебряными медаля­ми «За храбрость», и почти все сестры - знаком отличия Красного Креста.

Многие сестры милосердия, вернувши­еся домой, остались материально необеспеченными и не у дел. По ходатайству главного военно-госпитального комитета 23 января 1879 года был издан приказ о материальной помощи и назначении пенсии, что несколько улучшило положение сестер, вернувшихся с войны.

В 1897 году Русское общество Красного Креста учреди­ло в Петербурге институт братьев милосердия, существо­вавший до 1917 года, целью которого была подготовка мужского персонала по уходу за больными и ранеными и оказанию помощи в несчастных случаях, с двухгодичным сроком обучения.

В 1901 году возникла община сестер милосердия св. Апостола Павла. Задачи общины были следующими: оказание помощи больным, бедным, кото­рая выражалась в бесплатном уходе за ними на дому по запросам участковых попечительств, городских и универ­ситетских клинических амбулаторий. Не остались безучаст­ными медицинские сестры и к военным действиям в рус­ско-японской войне (1904-1905).

В 1904 году получила развитие новая форма помощи пострадавшим воинам -посемейный приют, стали создаваться частные лазареты и госпитали.

В целом, общины сестер милосердия были своеобраз­ными трудовыми коммунами, где функционировали дет­ские приюты и школы, больницы и амбулатории, ремес­ленные и художественные мастерские и обязательные по­стоянно действующие курсы медицинских сестер. Уставы общин мало чем отличались один от другого.

Неизменны­ми их условиями были целомудрие и строгость поведения, любовь и милосердие к ближнему, трудолюбие и самоот­верженность, дисциплинированность и беспрекословное подчинение начальству. Уставы общин хотя и были стро­гими, но в отличие от монастырских сохраняли за члена­ми общины некоторые элементы свободы. Сестры имели право владеть наследственным и собственным имущест­вом, при желании могли вернуться к родителям, вступить в брак. Среди сестер милосердия было много женщин и девушек знатного происхождения. Однако устав не позво­лял никому делать никаких скидок, да никто и не стре­мился к привилегиям, все с одинаковой самоотвержен­ностью переносили тяготы трудовых будней мирного вре­мени и лишения и опасности фронтовой жизни.

В 1914 году началась первая мировая война. С первых же дней объявления войны все находившиеся в России женщины дома Романовых принялись за организацию лазаретов, санитарных поездов, складов белья и медика­ментов, приютов и мастерских для увечных воинов, помо­щи семьям солдат. Уже к декабрю 1914 года в Москве было открыто 800 лазаретов.

Вдовствующая императрица Мария Федоровна учреди­ла госпитали в Минске, Киеве и Тифлисе. Лазареты орга­низовали и все великие княжны. Но блестящие светские дамы не ограничивались попечительством и ассигнованием денег. Они работали.

Когда началась война, императрица Александра Федоровна вместе со старшими дочерь­ми Ольгой и Татьяной прошла кратковременные курсы ухода за ранеными. Простыми сестрами милосердия они ежедневно трудились в царскосельском лазарете - на операциях подавали инструменты, делали перевязки, в том числе самые сложные, требовавшие большого профессио­нализма, ухаживали за ранеными, чистили инструменты, работали на складе - делали бинты, готовили к отправке на фронт одежду и медикаменты.

В  сохранившихся днев­никах Великой княгини Ольги Николаевны, не предназначенных для постороннего, особенно чувствуется непод­дельный интерес, любовь и сострадание к людям. Импе­ратрица Александра Федоровна писала о перевязках, кото­рые делала, о состоянии подопечных раненых, о смерти тех, к кому успела привязаться и кого успела полюбить. Из записок Великого князя Александра Михайловича: «...иногда и солдаты отказывались верить, что сестра, ко­торая так нежно и терпеливо за ними ухаживала, была родною сестрою Государя и дочерью императора Александра III».

В 1914 году вышло распоряжение пригласить на добро­вольных началах вдов и направить их в Санкт-Петербург­скую больницу для «прямого назначения как ходить и смотреть за больными». После годичного испытания они были приведены к присяге, после которой на каждую посвященную императрица Мария Федоровна возложила особый знак - золотой крест, на одной из сторон кото­рого было написано: «Сердоболие». Женский труд в меди­цине становится заметным явлением и занимает подобаю­щее ему место в лечении и уходе за ранеными и больны­ми. Высокие моральные качества, служение страдающим людям становятся традицией русских сестер милосердия.

После Октябрьской революции 1917 года практически все центры подготовки сестер милосердия подчинялись Главному управлению Российского Общества Красного Креста (РОКК). 7 августа 1918 года Совнарком РСФСР издал декрет, которым Советскому Красному Кресту были присвоены юридические права общественной организации, работающей на основе Женевской конференции 1864 года. Председателем Советского Красного Креста был назначен заместитель Наркома здравоохранения и начальник Главного военно-санитарного управления 3. П. Соловьев. Функции подготовки сестер были переданы Наркомздраву. 15 октября 1921 года Международный Красный Крест опубликовал Постановление о признании Советского Красного Креста.

До революции практически не существовало подготов­ки медицинских сестер по охране материнства и младен­чества. Только в 1905 году в Москве по инициативе акушера А. Н. Рахманова был основан первый образцово поставленный родильный дом, в котором, кроме оказания квалифицированной акушерско-гинекологической помощи, детей впервые отделяли от матерей в детские палаты и уход за ними поручали специальным сестрам. Поэтому в 1918 году Институтом охраны материнства и младенчества был поставлен вопрос о необходимости подготовки сестер данного профиля. Были открыты 9-месячные курсы по их подготовке, которые через четыре года стали 2-годичными.

После Октябрьской революции подготовкой медицин­ских сестер занимались школы, открытые в 1920 году. Для этих школ Наркомздрав утвердил «План обучения и программы школ сестер милосердия». В задачу школ входило «подготовить ухаживающий персонал у постели больных, умелый, добросовестный, правильно понимающий свою роль в жизни лечебного заведения». В Положении о шко­лах особенно подчеркивалась необходимость сугубо прак­тического метода обучения: «Центр тяжести обучения сес­тер в правильно поставленной школе должен лежать в практических занятиях у постели больных». Поэтому при­знавалось необходимым «постоянное пребывание учащихся в больнице на протяжении всего рабочего дня».

В 1922 го­ду средние медицинские учебные заведения перешли в ведение Главпрофобра Наркомпроса РСФСР. В 1927 г. утверждается Положение о медицинской сестре, в котором были четко определены обязанности медицинской сестры по уходу за больными. С этого времени профессиональ­ный статус медицинской сестры был определен.

25-30 октября 1922 года была проведена 1-я Всерос­сийская конференция по среднему медицинскому образо­ванию, на которой были определены типы средних медицинских учебных заведений и основные профили подго­товки медицинских сестер. Для практической работы ле­чебных учреждений было признано необходимым готовить медицинскую сестру по следующим направлениям: сестра для лечебных учреждений, по охране материнства и младенчества (позже сестра-воспитательница),  для социальной помощи.

В стране начали создаваться фельдшерско - акушерские школы, школы по подготовке сестер по уходу за больными, сестер по охране материнства и младенчества,  курсы  по  переквалификации  ротных  фельдшеров. В Москве был организован специальный профилактиче­ский техникум по подготовке сестер социальной помощи.

К 1924 году были составлены новые учебные планы и программы для школ (позднее курсов) подготовки сестер по уходу за больными. В пояснительной записке к учебному  плану была указана  особенность этих  программ: «Сестра должна быть не только механическим выполнителем назначения врача, но она должна ясно отдавать себе отчет в значении указанного метода лечения».

В январе 1926 года в Москве состоялась 2-я Всероссийская конфе­ренция по среднему медицинскому образованию, которая подготовила реформу по унификации обучения среднего медицинского персонала. Все медицинские училища, школы, курсы были преобразованы в медицинские техникумы, в которых всем поступающим давалась единая общемедицинская подготовка с дальнейшей специализацией. Срок обучения медицинских сестер в них составил 2,5 года.

В 1927 году Красным Крестом стали создаваться первые санитарные дружины. Были организованы курсы Советского Красного Креста, носившие название «Курсы сестер       запаса». Преподавание на этих курсах велось бесплатно, окончившие их получали удостоверение, дававшее право выполнять обязанности медицинских сестер в военное время.

На 3-й и 4-й Всероссийских конференциях по    среднему медицинскому образованию, проходивших в 192 5- 1929 гг., принцип политехнического образования медицинских сестер был закреплен и углублен. На смену определения «сестра милосердия» пришло другое - «медицинская сестра».         

В 1930 году руководство средним медицинским образованием было передано в ведение наркомздравов союзных республик. В 1931 году срок обучения на всех отделениях медицинских техникумов был сокращен до 2 лет. Вместе с этим был взят курс на узкую специализацию, впервые началась подготовка рентгенотехников, лаборантов, помощников санитарных врачей. В этот период стали открываться вечерние и заочные отделения.

До 1936 года система подготовки средних медицинских работников в союзных республиках была различной как по профилям подготов­ки, так и по срокам обучения. Единая система среднего медицинского образования в СССР была определена постановлением СНК СССР от 8 сентября 1936 года «О под­готовке средних медицинских зубоврачебных и фармацев­тических кадров».

В связи с развитием сети лечебных и профилактических учреждений было решено принимать на службу наряду с выпускницами техникумов также и сестер запаса. В связи с этим организациями Красного Креста были созданы полноправные двухлетние курсы и курсы доквалификации. В 1934 году их окончили 20 000 человек, получивших юридические права медицинских сестер с полным курсом обучения. 
На курсах Красного Креста обучение происхо­дило без отрыва от производства. Красный Крест органи­зовывал также подготовку сестер-парашютисток, бортсестер, была начата подготовка колхозных медицинских сес­тер по особым сокращенным программам.

В 1938 году Общество Красного Креста и Красного Полумесяца передало свои лечебные учреждения органам здравоохранения. Постановлением СНК СССР от 8 сен­тября 1936 года была создана единая система среднего медицинского образования в СССР. 1 июля 1939 года был организован центральный методкабинет по среднему меди­цинскому образованию при Наркомздраве СССР. К 1940 го­ду обеспеченность населения средними медицинскими кад­рами по сравнению с дореволюционным уровнем возросла в 8 раз и составила 24 средних медицинских работника на 10 000 человек.

Медицинские сестры нового поколения, подготовлен­ные в системе Наркомздрава и Общества Красного Крес­та, получили боевое крещение на полях сражений у озера Хасан (1938), на реке Халхин-Гол, во время вооруженного конфликта с Финляндией, проявив героизм и мужество при оказании медицинской помощи советским воинам. Они работали не только в госпиталях, но и в передовых частях под огнем противника. Хирург профессор М. Н. Ахутин писал: «Эти женщины умели делать все, по мере необходимости они из медицинских сестер превра­щались в прачек и поварих.  Они отлично подчинялись воинской   дисциплине и вместе с нами переносили все тяжелые напряженные моменты».

В годы Великой Отечественной войны (1941-1945) вместе со всем народом выполняли свой патриотический долг 500 тысяч средних медицинских работников - фельд­шеров и медицинских сестер. С первых дней войны со всей остротой встала проблема организации оказания пер­вой медицинской помощи, выноса и эвакуации раненых с поля боя. От своевременного и правильного проведения этих мероприятий зависели сохранение жизни и скорей­шее возвращение раненых в строй. В условиях исключительно напряженных боевых действий, в сложной и опас­ной обстановке переднего края выполнение этой задачи требовало от средних медицинских работников знаний, умения, личного мужества и самоотверженности. Местом оказания первой медицинской помощи более чем в 84% случаев было поле боя.

Впервые в истории войн работа советских военных медиков была приравнена к боевому подвигу.

С началом  Великой  Отечественной войны  Союз об­ществ  Красного  Креста  и  Красного  Полумесяца вновь включился  в  организацию  подготовки  медицинского персонала вместе с Наркомздравом СССР и Главным во­енно-санитарным управлением  Красной Армии.  За два первых года войны организациями Красного Креста было подготовлено 516 тысяч медицинских работников, в том числе 205 тысяч медицинских сестер и 285 тысяч сандружинниц.

Медицинские сестры работали на фронте в ка­честве санитарных инструкторов рот, в полковых и диви­зионных медицинских пунктах и госпиталях фронта и тыла. Они проявляли замечательные качества русской женщины - исключительную сердечность по отношению к раненым и больным, готовность отдать все свои силы и даже жизнь при выполнении своих обязанностей. 70% раненых и боль­ных воинов благодаря медицинской помощи были возвра­щены в строй, и в этом успехе значительна роль медицин­ских сестер. Своей службой медицинские сестры наряду с советскими воинами приблизили историческую победу над фашизмом. Они выполнили торжественную клятву, дан­ную 24 августа 1941 года в Колонном зале Дома Союзов в Москве, где состоялось собрание медицинских сестер: «Страна доверила нам самое дорогое — жизнь доблестных защитников Родины, и мы оправдаем это доверие».

Многие медсестры за проявленные в годы войны му­жество и героизм были награждены правительственными наградами, семнадцати наиболее отличившимся из них было присвоено звание Героя Советского Союза, 41 медицин­скую сестру Международный комитет Красного Креста и Красного Полумесяца наградил медалью имени Флоренс Найтингейл, 19 сестер награждены орденом Славы всех трех степеней.

В 1946 году Минздрав СССР утвердил новые учебные планы по подготовке квалифицированных специалистов со средним медицинским образованием для работы в крупных лечебно-профилактических центрах страны.

В 1953 го­ду медицинские школы были реорганизованы в медицин­ские училища, которые готовили всех специалистов со средним медицинским образованием. Были утверждены единые профили подготовки и сроки обучения. В соответ­ствии с потребностью лечебно-профилактических учреж­дений в кадрах проводится подготовка специалистов более широкого профиля: фельдшеров, акушерок, санитарных фельдшеров, медицинских сестер, медицинских лаборан­тов, медицинских сестер для детских лечебно-профилак­тических учреждений, фармацевтов, зубных врачей, зуб­ных техников, техников по монтажу, ремонту и эксплуа­тации рентгеновской и электромедицинской аппаратуры. В новых учебных планах увеличилось количество часов на предметы общемедицинского и специального циклов, на учебно-производственную практику и т. д.

В 60-х годах для улучшения качества и ухода за боль­ными некоторые больницы в порядке опыта были переве­дены на двухстепенный метод обслуживания, сущность которого заключается в том, что уход за больными осу­ществляется младшими медицинскими сестрами, имеющи­ми специальную медицинскую подготовку. Практика ра­боты по двухстепенной системе показала, что это прогрес­сивная форма обслуживания, особенно в отношении тяже­лобольных, но она требует увеличения штата медицинских сестер.

Рост сети медицинских учреждений, развитие специа­лизированной медицинской помощи, внедрение в практи­ку сложных  методов  лечения,   оснащение  лечебных  учреждений медицинской аппаратурой вызвали необходимость усовершенствования организации труда средних медицин­ских работников. Им была предоставлена широкая воз­можность повышать свою квалификацию: создана специ­альная медицинская литература, серия книг «Библиотека среднего медицинского работника», журналы «Фельдшер и акушерка» и «Медицинская сестра», организуются семи­нары, декадники и другие формы учебы.
В 1965 году были организованы курсы повышения квалификации средних медицинских работников при крупных учреждениях здра­воохранения. А к 1981 году функционировали уже первые 15 училищ повышения квалификации.

В системе здравоохранения стали появляться должно­сти сестер-руководителей. В частности, в 1965 году прика­зом МЗ СССР № 395 была утверждена должность главной медицинской сестры. В 1977 году приложением № 45 к этому же приказу в штатное расписание лечебных учреж­дений вводится должность старшей медицинской сестры, а в 1979 году главные медицинские сестры включены в штатное расписание лечебных учреждений с числом коек более пятидесяти.

Главное назначение сестринского дела заключается в оказании помощи пациенту. Дело выхаживания больных и страждущих, пройдя через разные этапы развития подвиж­ничества, стало профессией. В связи с изменениями в системе современного здравоохранения, изменяется и по­нимание роли медицинской сестры, ее статуса в обществе. В настоящее время сестринское образование шагнуло на новую ступень развития. Введены новые уровни сестрин­ского образования. С 1991 года наряду с медицинскими училищами возникли медицинские колледжи и первые факультеты высшего сестринского образования в меди­цинских вузах. Их появление связано с введением трех­уровневого сестринского образования, каждое из которых имеет профессиональную завершенность. В 1994 г. создана Ассоциация медицинских сестер России, принимающая активное участие в работе Международного Совета сестер. Высшей ступенью в образовании медицинских сестер яв­ляется Академическое сестринское образование, которое можно получить на факультетах высшего сестринского обра­зования медицинских академий и университетов.

Список литературы

Цитатник

Приступая к лечению врач полагается не на рассуждения, а на опыт, подкрепленный разумом.

Гиппократ

Коллеги и партнеры