Проект кафедры истории медицины Московского государственного медико-стоматологического университета им. А.И. Евдокимова

Бетехтин Михаил Сергеевич врач-дерматовенеролог, кандидат медицинских наук, научный сотрудник Кафедры истории медицины МГМСУ им. А.И. Евдокимова
Первая ассоциация при упоминании фамилии Капоши – саркома, благодаря открытию которой эта фамилия стала хорошо известна. Кроме этого, с этой фамилией связаны следующие дерматологические заболевания: красная волчанка, пигментная ксеродерма, риносклерома и многие другие.[1]

Жизнь Морица Капоши – блестящий пример того, как бедный мальчик из Венгрии стал одним из первых в Венской академии наук и знаковой фигурой в дерматологии.

Биография Капоши, несомненно, отражает связь между исследователем и предметом исследования, отражает интеграцию личности и профессии, индивидуальности и культуры. А тонкие биографические детали проливают свет не только на личность, но и на среду в которой она развивалась.

Необходимо упомянуть, что безоговорочным лидером на дерматологической сцене в немецкоговорящих странах того времени был Фердинанд Риттер фон Гебра (Ferdinand Ritter von Hebra, 1816-1880). Это следствие его неоспоримой квалификации, как врача, главы университетского отделения, автора известного учебника и монументального атласа, так и преподавателя с международной славой основателя венской (немецкой) школы дерматологии. Стоит отметить, что возвышению фон Гебра и венской медицинской школы способствовали и печальные события, связанные с отходом от практики или безвременной кончиной многих выдающихся врачей, среди которых Людвиг Август Струве (Ludwig August Struve), Феликс фон Береншпрунг (Felix von Bärensprung) и Оскар Симон (Oscar Simon). А развили успех и принесли известность венской дерматологической школе принесли следующие врачи: Герман Цейссл (Hermann Zeissl), Филипп Йозеф Пик (Filipp Joseph Pick), Иcидор Нейман (Isidor Neumann), Генрих Ауспиц (Heinrich Auspitz), Саломон Эрманн (Salomon Ehrmann), Эдуард Ланг (Eduard Lang), Бенджамин Липшульц (Benjamin Lipschultz), Эрих Урбах (Erich Urbach), Давид Грюби (David Gruby), Саломон Стикер (Salomon Stricker). И, конечно же, сам Мориц Капоши.[1,2]

Гебра проработал в Вене почти 40 лет, и именно Мориц Капоши стал его «приемным сыном» в дерматологии – специальности, которую Капоши ценил больше, чем сын Гебра, Ганс, который тоже был дерматологом.

Капоши (имя при рождении – Мориц Кон (Moriz Kohn)), появился на свет 23 октября 1837г. в г.Капошваре (Kaposvár) в южной Венгрии, в семье Саломона Кона и Розы нее Краусс (Salomon Kohn и Rosa née Krauss). После окончания венгерской начальной школы и первых 4 лет обучения в средней школе своего родного города, Мориц отправился в г.Пожонь (ныне Братислава) в немецкую гимназию для окончания обучения. В 1856г. Кон поступил в Медицинскую школу Венского университета. 13 декабря 1861г. он становиться дипломированным доктором медицины, 14 апреля 1862г. – доктором хирургии и 12 июля 1866г. – специалистом в акушерстве. В начале своей клинической деятельности Кон работал в нескольких отделениях больницы Венского университета: внештатным доцентом в отделении №2 (сифилидология) профессора Карла Людвига Зигмунда (Karl Ludwig Sigmund), а чуть позже и в отделении №1 (дерматология) Фердинанда Гебра.[3]



Рис. 1 Мориц Капоши. Картина из архива Венского университета.

В феврале 1869г. Кон женится на дочери Гебра Марте. До свадьбы Кон сменил свое вероисповедание с иудаизма на католицизм, т.к. в брачном удостоверении от 6 февраля 1869г. он записан как католик. Это был первый шаг для преодоления препятствий, мешавших достижению его целей, т.к. несмотря на либеральное наследие императрицы Марии Терезии, в Австро-венгерской империи царили строгие нравы, и невозможно было помыслить о браке иудея и католички.[4]

В 1871г. Кон официально изменил свою фамилию на «Капоши», тогда же эта фамилия впервые появилась в медицинском журнале. Разрешение на смену фамилии он получил 8 ноября 1871г. Это событие достойно отдельного упоминания, демонстрирующего характер и амбиции молодого дерматовенеролога.

Разумное объяснение Капоши данного изменения имени было следующим: «…имя «Кон» носили сотни людей из различных социальных классов и различных профессий; ошибки происходили постоянно, и их число лишь увеличивалось из-за большого количества людей носивших эту фамилию». В Венском университете было 5 докторов с этой фамилией, один даже имел такое же имя «Мориц», а другой носил имя Мориц Гон.

Вероятно, следующая ситуация окончательно утвердила Кона в решении сменить фамилию: в отделении профессора Сигизмунда (сифилидология), где 2 доктора с этим именем соревновались друг с другом. Эмануэль Кон (Emanuel Kohn) и Мориц Кон (Moriz Kohn), оба одновременно претендовали на место доцента, и их профессор должен был ознакомиться с их резюме и заявлениями (Рис.2). Стоит отметить, что в то время имя автора никогда не писалось при публикациях научных работ, часто не использовались даже инициалы. Мориц заключил, что его научная работа может быть ошибочно приписана его коллегам с такой же фамилией. Он подробно обосновал, что только эти причины послужили причиной желания сменить имя.

Мориц Кон хотел иметь единственное и неповторимое имя – это задокументировано в прошении о смене фамилии – более того он хотел, чтобы фамилия отражала связь, с местом рождения, поэтому он выбрал «Капоши» (Рис.3).[5]



Рис.2  Изображение ходатайства Капоши о смене его фамилии на «Капоши»: «Нижеподписавшийся покорно просит, чтобы ему было разрешено для себя и его семьи поменять его прежнюю фамилию «Kohn» на «Kaposi»…» (1870, дата не указана, но определяется по штампам).


Это еще более подтверждает высокие профессиональные амбиции Капоши и целеустремленность выдающегося дерматовенеролога. В 1869г. появляются первые работы по красной волчанке (Zum Wesen und zur Therapie des Lupus erythematosus) еще под фамилией Кон. А в 1872г. он опубликовал более подробный трактат по красной волчанке (Neue Beiträge zur Kenntnis des Lupus erythematosus), уже как Капоши. В тот же год под его авторством появляется впервые описанная «идиопатическая множественная пигментная саркома кожи» (Idiopathisches multiples Pigmentsarkom der Haut), ныне известная саркома Капоши.[6] Далее последовали работы по многоформной эритеме, риносклероме, микозам и другим болезням. Капоши подробно описал герпетиформную экзему (суперинфекция экзематозных участков вирусом герпеса), она не была предметом отдельной публикации, но он отметил ее в учебнике. Первоначально это был учебник Гебра (Lehrbuch der Hautkrankheiten), который затем появился в соавторстве (Гебра-Капоши) – 2-е переиздание, и, наконец, только под именем Капоши.

В 1875г. Мориц Капоши стал профессором, также как Гебра он обладал исключительной квалификацией преподавателя, исследователя, ученого международного уровня и имел замечательные моральные качества. 5 августа 1880г. Фердинанд фон Гебра умер, и Капоши получил отделение своего тестя. Он конкурировал с другими известными учениками Гебра, в том числе со своим шурином Гансом фон Гебра, Генрихом Ауспитцем и Филиппом Йозефом Пиком, который позже стал главой отделения дерматологии в Праге и сооснователем Немецкого научного общества дерматологии (1889). Капоши возглавил школу своего тестя, когда та находилась на подъеме, и сделал ее лидирующей школой на континенте в последней четверти XIX века и основал Австрийское общество дерматологии и венерологии (1890). Капоши был очень самодостаточным и самоуверенным человеком, обычно добавляющим в статьях и черновиках латинское слово «мое» в новых описанных им явлениях, как это было с пигментной ксеродермой. Если мы рассмотрим историю изучения красной волчанки, то она показывает его клиническим мастером и демонстрирует пример предусмотрительности. Системная красная волчанка была заново описана через много лет в Америке, но авторство принадлежит Капоши. Обладая замечательным даром замечать явления, в работах над саркомой и красной волчанкой (1872) он пророчески описывает явление, позже получившее название иммуносупресии.[7] 2-е издание его учебника на французском языке (1891) стало важным событием в дерматологии конца XIX века. Эрнест Бенье (ErnestBesnier) и Андре Дойон (André Doyon), французские переводчики и авторы, добавили около 50% текста, представив взгляд французской школы на некоторые вопросы (длительное время венская и французская школы имели противоположные взгляды на причины кожных болезней). Это была первая синкретическая работа в дерматологии, подобная работам Фитцпатрика (Fitzpatrick) сегодня.

Современник, Вильям Дюрей (William Durey, 1857-1935), первый профессор и заведующей дерматологическим отделением в Бордо, так писал о Капоши в своих «Дерматологических воспоминаниях» (Souvenirs dermatologiques): «В 1886г. я совершил мою первую поездку в Вену, которая была столицей дерматологии, там я встретил Нейманна и Капоши, и последний, произвел на меня большое впечатление. Я вручил ему рекомендательное письмо Альфреда Фурнье, которое было принято с большой благосклонностью и расположением. Когда во время первого визита я вошел в амфитеатр, он начал свой урок на французском языке. После первых фразы я ему сказал, что понимаю немецкий язык и урок продолжился нормально. Это было кокетство полиглота, и я его вновь отчетливо увидел шестью годами позже, когда на Конгрессе в Вене Капоши поприветствовал каждого члена конгресса на его родном языке».[5] Капоши был полиглотом, свободно владел венгерским, немецким, французским и английским. На международных конгрессах он был спикером и острым критиком, не скупящимся на едкие высказывания.

В Париже в 1889г. на первом международном дерматологическом конгрессе его избрали вице-председателем, на 2-ом международном конгрессе в Вене в 1892г. – председателем, а в Лондоне в 1896г. – одним из иностранных секретарей. В 1900г. в Париже был избран одним из почетных председателей (вместе с Джонатаном Гетчинсоном). Особая праздничная заметка (special festschrift) по случаю 25-летнего юбилея назначения его профессором дерматологии, вышла, как особый, дополнительный выпуск журнала «Архив Дерматологии и Сифилиса» (Archiv für Dermatologie und Syphilis).

Капоши был тесно связан с венским культурным обществом того времени и был другом многих художников. Например, известный художник Макарт, его пациент и позже друг нарисовал портрет его жены, а скульптор Кундманн создал статую для надгробия Капоши, для которого позировала его жена Марта (Рис.4).[4]

Капоши за всю свою жизнь получил множество регалий и благодарностей. Самыми ценными для него были звание кавалера Австрийского Императорского Ордена Леопольда и почетное членство во многих национальных и международных научных организациях.

Со смертью Капоши 6 марта 1902г. закончилась великая эпоха Венской дерматологии.



Рис.3  Фамильная усыпальница семьи Капоши. Кладбище Döblinger.



Список литературы:


Кубанова А.А., Самцов А.В., Заславский Д.В. У истоков мировой дерматологии. Вестник дерматологии и венерологии, 2011;3:163-173

Vogl A. Six hundred years of medicine in Vienna Bull.N.Y.Acad.Med.1967; Vol.43; No.4:282-299

Holubar K Frankl J. Moriz (Kohn) Kaposi. Am J Dermatopathol 1981; 3:349-354

Holubar K, Fatović-Ferencić S 2002, a hundred years after Kaposi - a post-holocaust coup d'oeuil of Vienna's Jewish heritage in dermatology.J Invest Dermatol. 2001 Nov;117(5):1329-30.

Holubar K, Fatović-Ferencić S. 1902-2002: a hundred years later. Moriz Kaposi 1837-1902: a historical reappraisal. Wien Klin Wochenschr. 2001;113(22):885-93.

van Kessel A, Quint KD. Moritz Kaposi and his sarcoma Ned Tijdschr Geneeskd. 2011;155(45):A3879.

Holubar K: Terminology and iconography of lupus erythematosus. Am J Dermatopathol 1980; 2:239-242
Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.
Комментарии

Цитатник

Зная устройство того или иного органа, можно понять и их назначение.

Гален

Коллеги и партнеры