Проект кафедры истории медицины Московского государственного медико-стоматологического университета им. А.И. Евдокимова

Перегудов Алексей Борисович доктор медицинских наук, профессор МГМСУ имени А.И. Евдокимова
Необходимость создания государственной организации медицинского дела на Руси появилась под влиянием войн, экономического и общеполитического развития. Начало этому было положено открытием в Московском государстве Аптекарской палаты в 1520 году в правление Ивана 4-го. В 1581 г. при царском дворе была учреждена первая на Руси Государева (или «царева») аптека, т. к. обслуживала она только царя и членов царской семьи. Располагалась аптека в Кремле и почти в течение века была единственной аптекой в Московском государстве.

Государева Аптека была переименована в Аптекарский приказ в1620, который просуществовал в течение всего 16 века, во время правления Алексея Михайловича, отца Петра 1-го.

В 1676 году царь Алексей Михайлович умер, когда Петру было всего четыре года. 25 января 1694 в возрасте 22 лет царь Петр становиться единовластным правителем России. Хотя некоторые историки считали, что Пётр I нарушил естественный ход развития страны, принёс в Россию чуждые ей бюрократические элементы. Царствование Петра I "...было одной из тех, совершенно неизбежных в процессе социального развития эпох, когда постепенно накопляющиеся количественные изменения превращаются в качественные. Такое превращение всегда совершается посредством скачков". (Плеханов ГВ. История русской общественной мысли. — т.1. —С. —105.)

Петр I, являясь членом Парижской Академии наук, имел обширные знания в области техники, был хорошо знаком с естественными науками, интересовался медициной и понимал ее огромное государственное значение. Среди преобразований, проводимых Петром I, реформа медицинского обеспечения населения и армии занимала одно из ведущих мест.

С 1716 г. Аптекарский приказ переименован в Медицинскую Канцелярию. Уже к середине XVII в из придворного заведения он вырос в крупное общегосударственное учреждение, функции которого значительно расширились. В его ведение входило: приглашение на службу врачей отечественных и иноземных, контроль за их работой и ее оплатой, подготовка и распределение врачей по должностям, проверка «докторских сказок», снабжение войск медикаментами и организация карантинных мер, судебно-медицинское освидетельствование, собирание и хранение книг, руководство аптеками, аптекарскими огородами и сбором лекарственного сырья.

Посещая Голландию (1698 и 1717 гг.), Петр I слушал лекции по анатомии в Лейденском университете, присутствовал на вскрытиях и операциях, познакомился с лучшими больницами, анатомическими музеями, выдающимися врачами. Царь научился пускать кровь, вскрывать нарывы, делать хирургические прорезы и перевязывать раны, умел анатомировать тело. Петр самостоятельно вырезал из слоновой кости анатомические модели человеческих глаза и уха. Знакомство царя с работами Ф. Рюйша оказало плодотворное влияние на развитие анатомии в России.

В 1717 г, в Голландии он приобрел знаменитую анатомическую коллекцию «монстров» (рожденных с пороками развития), ставшую основой первого анатомического музея России («Кунсткамеры»).

Специально для Петра I был переведен на русский язык знаменитый в то время анатомический атлас Готфрида Бидлоо «Анатомия человеческого тела в 105 таблицах» («Anatomia humani corporis...»), вышедший в свет в 1685 г. в Амстердаме. Однако, перевод на русском языке издан не был и существовал только в рукописном варианте.

Петр I умело производил некоторые хирургические операции и "...со временем приобрел он в том столько навыку, что весьма искусно… вырывал зубы и делал то с великою охотою".

Он постоянно носил при себе два набора инструментов: математический и хирургический (в последнем находился пеликан и щипцы для удаления зубов).

В С.-Петербургском Музее антропологии и этнографии хранится "Реестр зубам, дерганым императором Петром I". В коллекции содержится зубы, удаленные лично Петром I, причем большинство зубов относится к молярам, т.е. к группе трудноудаляемых. Однако, несмотря на искривленность корней, переломов не отмечено — что свидетельствует о хорошем владении техникой удаления и знании анатомии.

До последнего времени эта коллекция использовалась лишь как исторический пример одной из причуд русского царя. Она периодически упоминалась в различной литературе, обрастала ложными подробностями. Так, я ни разу не встретил точного количества зубов в этом собрании. Встречал сведения о 68, 73 зубах и так далее. Нередки сообщения, что Петр 1 удалял совершенно здоровые зубы своим подданным ради развлечения. Этим ограничивались все сведения, которые мне удалось собрать в самом начале, из чего можно было сделать вывод, что, за отрезок почти в 300 лет, научной работы с этой коллекцией не проводилось.

Около 1-го месяца потребовалось на согласование между нашим Университетом, Министерством Культуры и Музеем Антропологии и Этнографии имени Петра Великого всех разрешений для моей работы с коллекций зубов. Мне был выделен один день (понедельник, когда в музее нет посетителей) и определена оплата за консультацию хранителя музея, право профессионального осмотра и фотосъемки всей коллекции.

В одном из залов музея, называемых «Императорский кабинет» представлены один из комплектов хирургических инструментов Петра; анатомические модели человеческих глаза и уха, и только часть коллекции удаленных им зубов. Вторая часть, на мой взгляд более интересная, содержится в запасниках. Зубы первой половины коллекции располагаются в плоской коробочке под стеклом, где они жестко наклеены на черную ткань и пронумерованы. При осмотре второй части коллекции, хранящейся на складе, понятно, что первая половина была переоформлена позже и всегда являлась выставочной. Вторая же часть коллекции имеет более древнее оформление. Зубы прикреплены с помощью ленточек к сложенным в несколько раз листкам бумаги, которые мне удавалось аккуратно извлечь из ячейки, чтобы сфотографировать зуб в другой проекции. На обратной стороне листков я обнаружил указание на хозяина удаленного зуба (написано чернилами) и порядковый номер реестра (написанный карандашом уже в более позднее время).

К коллекции зубов прилагается список, отпечатанный на машинке в 1826 году на старорусском языке «РЕЭСТРЪ ЗУБАМЪ, ДЕРГАННЫМЪ ИМПЕРАТОРОМЪ ПЕТРОМ I У РАЗНЫХЪ ЛЮДЕЙ И ПРИСЛАННЫМЪ ВЪ ЕРМИТАЖЪ ДЛЯ ХРАНЕНИЯ, МАРТА 29 ДНЯ 1826-го ГОДА».

С точки зрения общестатистической, в собрании представлено 64 зуба, удаленных царем Петром Первым в периоды с 1721 по 1724 годы. В перечне присутствуют 4 номера (32,40, 53, 57), относительно которых указано, что зуба не имеется, хотя, наличие этих номеров в списке вполне может указывать, что эти экспонаты имелись, но были утрачены.

Из 64 изученных зубов, представлены 10 моляров, из них 5 верхней челюсти и 5-нижней, 10 премоляров, 5-верхней и 5 нижней, 2 резца нижней челюсти. Кроме того, имеется 3 экспоната в виде корней зубов, определение принадлежности которых затруднено. Среди 20 моляров, удаление которых представляет для хирурга больше трудностей, у шести зубов отмечаются осложнения в виде отлома части корня, что вполне могло привести к последующим осложнениям.

Осложнений при удалении премоляров и резцов не отмечается.

Особенно интересным мне представлялся анализ причин удаления зубов для определения, насколько это процедура, проводимая самим царем, имела лечебное значение. Из 64 изученных зубов, у 54 присутствуют явные признаки сообщения кариозной полости с полостью зуба, что свидетельствует об осложнении процесса в виде пульпита или периодонтита.

К сожалению в те времена в России отсутствовало какое-либо эндодонтическое лечение. Более того, несмотря на письменные упоминания в русской литературе того времени о закрытии полостей зуба пломбами из золота или свинца, ни в одном из изученных зубов я не обнаружил ни намека на попытки лечения.

Однако, из оставшихся 10 зубов отмечаются такие, причину удаления которых объяснить трудно. Возможно, среди них присутствует и зуб жены камердинера Полубоярова, историю о котором соратник Петра 1, Нартов, Андрей Константинович записал в своих воспоминаниях, которые назвал: "Изречения отменныя из уст государя Петра Великаго"

«Камердинер Полубояров жаловался Государю, что жена его ослушается и с ним не спит, отговариваясь зубною болью. «Добро, — отвечал он, — я ее поучу». В один день, зашедши Его величество к Полубояровой, когда мужа ее не было дома, спросил ее: «Я слышал, болит у тебя зуб». — «Нет, Ваше величество, — доносила она, — я здарова». — «Я вижу, ты трусишь. Не бось, — сказал Государь, — садись». От страха не могла она больше отрицаться. Повиновалась. Он выдернул ей зуб здаровый и после ей сказал: «Впредь будь послушна мужу и не отказывай». Возвратись во дворец, Полубоярову при мне, усмехнувшись, Петр Первый говорил: «Поди. Я вылечил твою жену. Она теперь не откажет».

Надлежит ведать, что Государь часто хирургическия операции при разных случаях делывал сам и имел в оном знание. Вырванных им зубов находится целой мешок с пеликаном и клещами в Кунсткаморе.

Множество вспоможений делывал он сам раненым и больным, чиня своими руками операции, перевязывая раны, пуская кровь, прикладывая корпии и пластыри, посещая госпитали, врачуя и покоя воинов в оных, учреждая богадельни для бедных и увечных, дряхлых и престарелых, повелевая здаровым и силы еще имеющим работать и не быть в празности, для сирот и малолетных заводя училища, — все сие доказывает истинное его отеческое сердоболие. Воздыхаем и проливаем слезы мы, бывшие сего великаго Государя слуги, если иногда слышим упреки жестокосердия, котораго в нем не было. Наказания чинимыя воистинну происходили по крайней необходимости во отвращение зла и в воздержание от онаго подданных. Когда бы многие знали, что претерпевал он, что сносил и какия чувствовал горести, то удивились бы, колико снисходил он слабости человеческой и прощал преступления, не заслуживающий милосердия».

Исторические свидетельства о любви Царя Петра 1 к удалению зубов нашли свое место и в отечественном кинематографе: Сам царь также страдал от зубной боли, о чем есть свидетельства, записанные в мемуарах А.Д.Меньшиковым. «Особенно трудным в этом отношении выдался 1716 год: Апрель 1716, В 21 день его светлость отчасти недомогал от зубной болезни, ис которых один вырвал; лекарь был Ян Гови. День был при солнешном сиянии.»

В перечне пациентов Петра Первого присутствуют, в основном, его «обслуживающий персонал»: конюхи, стряпчие, певчие, портные и т. д., у 11 зубов вообще не записано их бывших хозяев. Тем не менее, среди пациентов Петра отмечены и известные личности того времени.

Это Фёдор Матвеевич Апраксин (27 октября 1661 — 10 ноября 1728, Москва) — граф, генерал-адмирал. Фёдор Матвеевич был сподвижником царя Петра I. Под его командованием русский флот участвовал в Северной войне и Персидском походе. В 1700 г. был назначен главой Адмиралтейского приказа. С 1718 президент Адмиралтейств-коллегии, с 1726 член Верховного тайного совета.

Георгий (Дашков) - выдающийся церковный деятель начала XVIII в., происходил из старинной дворянской фамилии Дашковых. Георгий был выдвинут Петром Великим , как архимандрит Троице-Сергиевой лавры, епископ ростовский (1718). Ростовский Успенский Собор трижды горел и два раза подвергался разорению со стороны татар и поляков. В 1730 году после пожара храм был возобновлен Епископом Георгием Дашковым, устроенный тогда иконостас сохранился до настоящего времени. Главная Святыня Успенского Собора -- это икона Владимирской Божией Матери, в течение 8-ми веков, сохранившаяся невредимо среди всевозможных бедствий. Икону эту писал Печерский инок Алипий, и прислана она в Ростов князем Владимиром Мономахом.

В начале 1698 г. из Англии в Голландию была послана эскадра чтобы перевезти Петра I со свитою в Лондон. Вильбуа находился на одном из ее военных кораблей. Он понравился царю за смелость и находчивость, проявленные во время шторма после чего был принят на русскую службу. Вильбуа сопровождал Петра I в Англии и Голландии и далее, тоже почти постоянно, находился при царе, отлучаясь лишь для выполнения его поручений. Он пережил Петра I, Екатерину I, Петра II и Анну Ивановну, дослужился до чина контр-адмирала и в 1747 г. по собственному прошению был уволен в отставку с чином вице-адмирала, пробыв на русской службе около 50 лет. Умер он в 1760 году.

Жена Олсуфьева Василий Дмитриевича (?—1723), гофмейстера двора царицы Екатерины Алексеевны (1708). Крестным отцом их сына, Олсуфьева Адама Васильевича был Петр I.

Ушаков Андрей Иванович (1670-1747), граф, начальник Канцелярии тайных розыскных дел. Происходил из бедного дворянского рода. В 1708 был капитан-поручиком гвардии, в 1714 Петр I возвел его в звание тайного фискала и поручил наблюдать за постройкой кораблей. Ушаков, производил следствия о «разных лихоимствах и непорядках в судопроизводстве».

Дарья Михайловна Меньшикова – жена Александра Меньшикова. Меншиков служил в преображенском полку с самого его учреждения, несколько лет исполнял обязанности денщика при Петре и приобрел его расположение, скоро перешедшее в тесную дружбу. Меншиковы - русский княжеский род, происходящий от Александра Даниловича Меншикова (см. выше), возведенного в 1707 г. в княжеское достоинство Российской империи с титулом светлости. Татищев Афанасий Данилович (1685—1750), денщик Петра I Блеклой Семен, полковник, бригадир, комендант Кронштадта Колтовский Иван, полковник Невского полка, бригадир (1727) Ларион Думашев, комендант Копорской крепости.

При анализе всех удаленных зубов обращает на себя внимание значительное количество налета и зубного камня, что свидетельствует о низком уровне гигиены полости рта у людей в 18 веке.

Кроме того, учитывая, что средняя продолжительность жизни в 18 веке определялась примерно в 55 лет, анализ окклюзионных поверхностей удаленных зубов свидетельствует о большем истирании поверхности по сравнению с зубами современного человека. Основной вывод, который возможно сделать—это наличие в кухне 18 века более грубой пищи по сравнению с современными продуктами.
Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.
Комментарии

Цитатник

Лучшие способ восхищаться природой - изучать ее творения.

Гален

Коллеги и партнеры